Главная страница
qrcode

Ворон. Перевод


НазваниеПеревод
АнкорВорон.pdf
Дата27.03.2017
Размер8.85 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVoron.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#15265
страница5 из 6
Каталогid179041047

С этим файлом связано 71 файл(ов). Среди них: Andrey_Razumov_Podpis_Imperatora.pdf, План формирования Регионального отделения парти...doc, Программа и аргументация..doc, ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ЕВРОДЭНСА от 12.07.xlsx, Масонство, культура и русская история. 1..doc, Как сегодня быть православным.doc, иером.Серафим Роуз - Душа после смерти. doc.doc, 0e-9MlLwCc.jpg, molitva_Valyaev_m_khor.pdf и ещё 61 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6
50 0
лий, что кровь, прихлынув к ному с необычной силой, вдруг воспалилась, подобно нарыву. Страдания мои были скрыты от глаз, скрытой оставалась и болезнь, пока испорченная кровь не залила внезапно сердце, положив тем самым конец моей жизни. Не успела душа моя вырваться на свободу из бренной оболочки и земного мрака и рассеяться в прозрачном воздухе, как я обрел повое, несравнимо более острое зрение и сумел увидеть и понять истинпый дух преступной и коварной женщины, без меры обрадованной моей смертью и почитавшей заве- ликую победу то, что я умер раньше, нежели она. Очень скоро опа перестала скрывать свое торжество, и оно стало явным для всех и каждого.
Эта хитрейшая особа уже задолго до того втайне прибрала к рукам мое добро и деньги, которые я, безумец, вверил ей, а не оставил своим детям (к тому же нс-е случилось со мной так внезапно, что я не успел изъявить свою последнюю волю, распорядиться имуществом и привести в порядок дела и замыслы, ио оплакивала она меня, рыдая в голос и заливаясь слезами (это она умеет делать получше любой другой, проклиная смерть, безжалостно разлучившую ее со мной, и горько жалуясь, что осталась одинокой, безутешной и горемычной а в глубине души опа проклинала жизнь мою, чересчур затянувшуюся, и радовалась наступившему наконец избавлению. Но никто, будь то мужчина или женщина, не мог усомниться в искренности ее горя и ие поверить ее лживым словам. С мепя же довольно сознания, что тот, кому известно все, в том числе ее дела, воздаст каждому ио заслугам, как справедливейший судья.
Когда окончился погребальный обряди тело мое, обращенное в прах, к праху вернулось, сия досточтимая дама, задумав наверстать па старости лет все утехи развратной жизни, якобы упущенные в молодости, горя желанием поскорее воспользоваться незаконно присвоенным богатством и отлично понимая, что пи иа свое приданое, ни иа отцовское наследство ей никогда бы не прожить так, как опа теперь намеревалась, пе пожелала остаться в моем доме или возвратиться к своим знатным родственниками свойственникам. В самых жалостных словах она заявила, что хочет запереться в каком-нибудь маленьком домишке, лишь бы он был поближе к церкви и к людям святой жизни, и там-то она, одинокая вдова, и закончит свои дни в молитвах и благочестивом служе-
501
inni Господу. Так убедительно итак искусно повторяла она эти слова вновь и вновь, без устали, что нашлось немало простаков, готовых дать голову на отсечение, что так она и сделает.
Вот и сыскала оиа жилье как раз возле монастырской церкви, где ты ее впервые встретили поселилась там, не затем, разумеется, чтобы читать молитвы, так как, ио моему мнению, она ни одной не знала и знать но хотела, а затем, чтобы скрыться подальше от чужих глаза в особенности от людей, заботящихся об ее чести, и дать волю своей ненасытной похоти, которой мало было стараний всех мужчин вместе взятых, и только монахам, этим святыми милосердным людям, утешителям вдов, дано было наконец утолить ее жар. Наценила она, как ты видел, черную шаль наголову, прикрыв ею лицо, дабы прослыть скромницей ив тоже время ловко заигрывать со всяким встречными поперечным ты, должно быть, заметил, как эта тщеславная женщина ио привычке то слегка откинет шаль с лица, то снова закроется ею беседует с кем-нибудь, а сама что ни слово, то поправит белый платок на шее, то высунет из-под шали руку, чтобы похвалиться ее красотой и белизной на черном фоне.
Итак, выйдя из дома, направляется опав церковь, укутавшись в черпую шаль только подумай, прошу тебя, что она идет послушать мессу или поклониться Господу идет она туда, чтобы раскинуть сеть, так как ей давным-давно известно, что в церковь эту со всех сторон нашего города сходятся молодые люди, и манок у нее уже наготове, как у птицелова, подстерегающего горлинок и, подобно змее, незаметно для глаза затаившейся в густой траве, ей нередко удается схватить крупную добычу. Однако, будучи любительницей разнообразной нищи, она, едва насытившись, возвращается за новым уловом к тому же двух-трех итатпек ей мало, на этом она не остановится. Ты сам знаешь, вру я или говорю правду, ведь если бы у тебя даже была бы тысяча глаз, ты и тоне сумел бы остеречься н неизбежно угодил бы в расставленные клейкие сети.
Придя, стало быть, в церковь, осмотревшись украдкой но сторонами быстро охватив глазом всех собравшихся, она принимается нещадно теребить многострадальные четки, перебирая их то правой рукой, толевой, а на самом-то деле нн одного Отче наш не прочитает
слишком мпого у нее дол боз того, надо перекинуться словечком то с одной, то с другой, этой шепнуть что-то на ушко, ату выслушать впрочем, других ей слушать неохота, она сама чересчур горазда разглагольствовать. Кто-ни- будь, возможно, скажет Пусть она не помолилась в церкви, зато она восполнит это с лихвой у себя в домике. Но ои будет далек от истины, и если человеку постороннему и легковерному простительно так ошибаться, то я зато знаю, что говорю, потому что любая ее молитва, хотя бык примеру, Отче наш, тотчас облегчила бы мою участь и, подобно свежей воде, остудила бы па мгновение сжигающий меня жар что я сказал Быть может, я неправ быть может, она все же молилась, только за упокой другой души. Мне стало известно, что недавно из мира живых ушел человек, чья смерть так ее расстроила, что она целую неделю отказывалась выкушать хотя бы яичко или отведать лапши с мясом. Ноя говорю с такой уверенностью, потому что знали знаю, что все ее молитвы — это французские романы да итальянские стихи, воспевающие Лан- селота и Джиневру или Тристана и Изольду, нх подвиги и любовные приключения, рыцарские турниры, состязания и празднества она таки трепещет, когда читает, как Лан- селот, или Тристан, или кто другой встречался тайком, наедине со своей дамой в ее покоях ей воочию представляется, чем они там заняты, иона охотно занялась бы тем же, да, впрочем, ей недолго приходится этого ждать.
Читает она также вирши о загадках или еще поэму о Флорно и Бианчифиорс, и другие книги в этом же роде немало, должно быть, извлекает она уроков из этих книг, наподобие испорченной девчонки, что забавляется с домашними зверьками, пока ие найдется такой забавник, который обучит се иным играм. А чтобы ты все наконец узнал об ее нынешней жизни, скажу тебе, что после моей смерти она взяла в любовники того самого второго Авес- салома, о котором я уже упоминал, человека, малопригодного для удовлетворения ее потребностей он же, имея все законные основания уклониться отсей участии не понимая, как благоволит к нему Провидение, шагнул прямо в ловушку. Но обида, нанесенная мне, не останется без отмщения, так как жена подарила ему сыпка, которого он кормит и воспитывает как родного, хотя сынок этот такой же родной ему, как Христос —
503
святому Иосифу. Когда он подрастет, тогда и будет отомщена моя поруганная честь, если ее считать поруганной недаром гласит народная пословица Как аукнется, таки откликнется а упомянутый случай не исключение. Охотник до чужого добра должен знать, что ему отплатят тем же.
Вот какую благочестивую и святую жизнь вела вблизи монастыря женщина, что была мне не супругой, а мучением, пока смерть нас не разлучила, такого тебе восхваляли за добродетель и всяческие достоинства. Я уже поведал тебе, какие именно добродетели и достоинства были ей свойственны и любезны, итак кратко, как умел, открыл тебе, кто опа такая. Теперь ты видишь, куда завели тебя опрометчивость, несообразительность и безрассудство и ради кого ты опутал душу, свободу, i i сердце цепями любви и отдал их во власть нестерпимым горестям, что и привело тебя наконец всей пустынный доли я без устали буду попрекать тебя этим заблужде- нием.
А сейчас, выполняя обещанное, я приступаю к последней части моего рассказа, где тебя ждут еще большие разочарования, но зато все ближе подходит час твоего избавления. Ты, несчастный, счел себя осмеяипым ею, и я не стану утверждать обратного, потому что ты все равно мне не поверишь. Ноты не принял бы этого так близко к сердцу, когда бы знал ее так хорошо, как знаешь ныне. И вот теперь ты увидишь, что ив этом случае она поступила как ей свойственно, и окончательно изгонишь ее из сердца, когда я поведаю тебе о том, как мие довелось услышать о твоем письмеце.
Многие приходят к нам из вашего мира и сообщают обо всем, что у вас делается тем не мепее иногда Господь разрешает нам самим воротиться иа время к живым, чаще всего дабы напомнить о себе, а изредка и по такому поводу, какой привел меня к тебе. Случилось так, что я посетил ваш мир как раз па следующую ночь после того, как ты нанисал своей даме первое письмо побродив немного ио улицам, я направился к дому, гдз живет пленившая тебя особа, влекомый милосердием и добрыми чувствами, какие мы испытываем не только к друзьям, но и к врагам вот там-то я и услышал, ужо после того, как обошел весь дом и заглянул вовсе уголки, разговор о письме, причинившем тебе столько горя
Было уже за полночь, когда я зашел в спальню, осмотрел ее, как и все остальные покои, и собрался было уйти, как вдруг заметил лампаду, зажженную перед образом божьей матери, не очень-то избалованной молитвами хозяйки этой спальни и, кинув взгляд на постель, увидел, что лежит сия особа не в одиночестве, как следовало бы ожидать, а веселится вовсю с любовником, о котором я тебе давеча говорил. Я задержался ненадолго, желая узнать, в чем причина их веселья, а опа, по просьбе своего милого, встала с постели, зажгла светильники, достав из кованого ларца письмо, присланное тобой, вернулась на место с письмом и светильником. Вот тогда-то, пока один держал светильника другая читала письмо вслух, издеваясь иад каждым словом, я и услышал, как произнесли твое имя с хохотом и насмешками уж как только они тебя пе обзывали, то слюнтяем, то дубиной, то растяпой, то паскудником, и что ин слово, бросались обниматься и целоваться, а вперемежку с поцелуями спрашивали друг друга, уж не во сие литы написал сне преглупое письмо. И приговаривали Думаешь, коте- лок-то у него варит Видал такое чучело И вовсе мозги набекрень Свихнулся, а туда же, в умники лезет Чума ему в глотку Такому только в огороде, на луковых грядках копаться, а не лезть к знатным дамам Что скажешь Да кто бы мог подумать Проучить бы его палкой, отхлестать бы по щекам, чтобы пух и перья летели!»
Ах ты, горемычный Уж так опи тебя костерили да поносили, будто ты передними хуже грязи. Музы, столь любимые и почитаемые тобой, были объявлены дури- щами, а все твои занятия — вздором несусветным. Еще того хуже Аристотель, Туллий, Вергилий и Тит Ливий и многие другие прославленные мужи, ставшие, по моему разумению, твоими друзьями и близкими, были втоптаны в грязь, осмеяны, унижены, выставлены в дурацком п подлом виде, как бараны иа болоте. И тут же твоя дама со своим возлюбленным что есть силы хвалились и чванились, будто в них одних вся честь и слава земная, и такие подбирали для этого мерзостные слова, что впору камням было выскочить из стен и пуститься наутек и стало мне ясно, что неумеренное обжорство и пьянство, а также желание покрасоваться друг перед другом, глумясь иад тобою, совсем свело их сума, какового у них, впрочем, никогда и пе было. За такой болтовней и пересмешками провели они большую часть
ночи, и, задумав выманить у тебя новые признания
i письма, чтобы им было над чем позубоскалить, оии тотчас же сочинили ответ, который ты и получила второе твое письмо их и внрямь насмешило больше, нежели первое. Если бы новоиспеченный любовник не боялся, что может стать жертвой собственной писанины, так как, очевидно, догадывался о тщеславии и ветрености своей возлюбленной, ты получил бы, песомиеипо, еще второе и третье послание а того гляди, дошло бы до четвертого и пятого. Вот как потешалась над тобой сия мудрая и доблестная дама со своим недоумком любовником. И там, где ты надеялся обрести любовь и отраду, тебя ждало только осмеяние и нрезреиие.
От всего увиденного и услышанного пришел я в сильнейшее негодование, ие за тебя, ибо ты мне был еще почти незнаком, но попросту оттого, что подобное безобразие невозможно было спокойно терпеть, и удалился, исполненный гнева и отвращения. Тебе же, как видно, все стало известно, ноне из уст доброжелателя, а из сплетен глупых и злых людей. Поэтому то немногое, что ты понял, довело тебя до отчаяния. А чтобы с тобой сталось, когда бы твой больной рассудок постиг все, как оно было иа деле Уверен, что ты, ие долго думая, накинул бы себе веревку на шею. Остается пожелать, чтобы веревка в таком случае оказалась крепкой и выдержала тебя, не то ты сорвался бы и остался жнв, и поделом тебе было бы за все грехи Ио если бы у тебя тогда хватило ума и здравого смысла и ты бы сам додумался до всего, что теперь открыл тебе я, а еще ранее могла бы при желании с твоей стороны подсказать твоя наука, ты бы посмеялся, впдя, что женщина эта ие исключение среди других надеюсь, ты вскоре таки поступишь, и это будет вполне разумно.
Все, что было сейчас говореио, касалось первой половины твоих сетований, теперь скажу тоже о второй кабы ты поразмыслил над женской суетностью, ты вспомнил бы собственные слова, не раз тобой повторенные (а говорил ты, что женщины всего более гордятся, когда хвалят их красоту, и для этого они из кожи вон лезут, и чем больше глаз па них уставится, тем они считают себя красивей, доверяя скорее числу поклонников, нежели собственному зеркалу, и ты бы сообразил, что вовсе ей не противен, а напротив, твои влюбленные взгляды весьма ей приятны. Атак как женщинам нежс-
506
лательно, чтобы лестное для них внимание оставалось для других незамеченным, она и указала на тебя пальцем, дабы всем подругам стало известно, что ее по-преж- пему находят прекрасной и восторгаются ею и у нее все еще есть поклонник, да некто иной, как ты, известный всем как великий знаток женских прелестей. Стало быть, указывала она на тебя с удовольствием, а нес пренебрежением. Разумеется, кто-нибудь может сказать иное опа-де хотела доказать, что посвятила себя теперь Ногу и осудила жизнь, которая была ей прежде мила, а поэтому и указала на тебя пальцем, говоря Смотрите, как недруг господень противится моему спасению смотрите, кого он послал, дабы сманить меня иа прежний, отринутый мною путь либо она при этом повторяла те же слова, что говорила любовнику, когда показывала твое письмо. А еще найдется и такой, кто скажет, будто дело обстояло вовсе ие таки не этак, и указала она на тебя не потому и не посему, а попросту из желания чесать язык да пустословить, до чего она превеликая охотница, так как полагает, что никто но умеет искусней вести беседу по стало уже пищи для вранья, вот она и указала па тебя, чтобы поврать в свое удовольствие. Но какова бы ни была причина ео поступка, тебе следовало помнить непреложную истину, что у женщины нет разума и поэтому ей не дано вести себя разумно и ты заслужил всяческое порицание зато, что, однажды увидев и полюбив ее, приписал ей, на старости ее лет, то качества, которых у нее в молодости-то не было от природы и не прибавилось от жизненных испытаний, а именно — разум н возможность поступать разумно. Следовательно, ты неверно судили о ней, и о себе, а потому сам виноват в своих тяжких горестях.
По довольно мыс тобой говорили о злобе, подлости и низости женщин п все это тебе подтвердили не только мои слова, но и поступки твоей дамы, безжалостно осмеявшей твое письмо и указавшей на тебя другим женщинам по той или иной из упомянутых причин побеседуем же теперь о твоей пылкой любви к пей, о помрачении твоего рассудка в связи с этим чувством. Предположим, что твои приятель, восхвалявший ее добродетель, говорил правду, но если ты ему поверил, тыне мог почувствовать к ней плотского вожделения, зная, что добродетель ее будет противиться твоей похотливой страсти и ты, следовательно, никогда не добьется желаемого выходит
что ио добродетель сой дамы привлекла тебя, а только ее ьнсшнпй облик да вдобавок кое-что увиденное или услышанное тобой, придавшее надежду на исполнение твоих низменных желаний но где же были твои глаза п как ты недоглядел, что она стара и к тому же омерзительна п противна взору Какая слепота духа и затмение рассудка побудили тебя искать смерти, едва ты потерял надежду на утоление своей безумной страсти Как мог твой помутившийся разум стать таким убогим, жалкими беспомощным, что без этой женщины весь мир перестал для тебя существовать и ты пожелал умереть Ужели мир так мало для тебя значил Ужели ты так оробел, так низко нал, так одичал, уподобясь лесному или bпещерному жителю, так чужд стал всем людям па свете, что нашел в этой женщине единое свое прибежище и блаженство, а обманувшись в ней, вздумал призывать смерть Какую радость, честь или пользу принесла или обещала опа тебе, помимо той дурацкой, скотской надежды, что ие сбылась А что сулила тебе эта надежда Возможность заключить в объятия дряблое, увядшее, вонючее тело, до которого у тебя пропала бы охота, кабы ты знал, как лихо она нм торговала н все еще торгует Быть может, ты рассчитывал, что она будет платить тебе за эти объятия и столь любезную ей доблесть, как платила упомянутому мной кавалеру В таком случае ты ошибся, потому что в ту пору опа тратила на него мои деньги, нынче же ей приходится расставаться со своими кровными, а поэтому опа наверняка стала куда более прижимистой. Прости-ирощай былая щедрость, воспетая твоим приятелем Ну, а коли не этого, чего еще ты от нее ждал Мог бы тыс ее помощью скинуть несколько лет Разумеется, но только те, что еще впереди, и ты был бы в этом случае не первым, кому опа сократила годы но вряд литы этого хотела прибавить их пе в ее власти, это может только Господь. Мог бы ты от нее научиться чему-то, чего не знал Возможно, по только дурному, этому опа уже многих обучила но вряд литы к этому стремился другого
;тсэ от нее не дождешься, ибо она сама ничего хорошего пе знает. Могла бы она дать тебе райское блаженство при жизни твоей или после смерти Что же, если считать райским блаженством то, чем опа занималась с любовником, глумясь над тобой, многие тогда могут зваться блаженными но вряд литы это почитаешь блажонст-
5 ОЬ
вом, а пе пыткой, хотя рассудок твой п погружен во тьму истинного же блаженства она пе зпала и знать но будет, так как сама обрекла себя на вечные муки за плотские наслаждения. Что же могла она еще совершить для тебя Право, не знаю, да и тебе, должно быть, это неведомо. Может статься, она сделала бы тебя приором, чего нынче жаждут очень многие из твоих сограждан только сомневаюсь, чтобы это ей удалось, так как мне помнится, что ваш Капитолий и ваши сенаторы ие очень-то прислушиваются к советам таких хищных волков знатного происхождения и древнего рода, что входят в ее семейство. Оцнако ты можешь возразить Нет, ей это ио силами будешь прав, если она приглянулась тем, чьи голоса решают дело, и они захотят ее ублажить. По вряд ли это случилось бы, оттого что среди инх не сыскать даже одного столь ослепленного глупца, как ты. Эх, бедняга Сколько бы я мог назвать тебе важных господ, знакомством с которыми ты сейчас, в горькую минуту, гордился бы, а ранее пренебрегал, несмотря на возможную выгоду сколько есть благородных и знаменитых людей, что дорожили бы твоей дружбой, стоило тебе захотеть. А ты по чрезмерному и недостойному высокомерию, тебе свойственному, нн с кем не сблизился и был ко всем нетерпим, требуя от каждого того, чего сам не делал, то есть уступок и согласия, в то время как ты сам должен был усердно подражать и следовать примеру других. Зато перед этой женщиной ты предстал кротким смиренником, а когда заметил, что она приняла тебя не так, как должно, тыне ушел от нее, унизившей тебя, как уходил пе раз от тех, кто мог тебя возвысить, пет, ты стал призывать смерть, хотя смерти-то заслужил за грех, к коему склонилась твоя душа. Что за подлая тварь тебя покорила Старуха, хрипатая, сморщенная, больная, собачья радость, не человечья, которой только у печки сидеть, а пе красоваться па людях.
Ладно уж, не будем говорить обо всем, что ты благодаря своей учености приобрел с божьей помощью, и рассмотрим, что даио тебе природой вот когда ты, уж не раз проявивший свой буйный нрав, вновь примешься рыдать и вопить не потому, что был осмеян и отвергнута потому, что тебя, как коршуна, подманили и поймали па требуху. Природа была весьма милостива, сотворив тебя мужчиной, а ее женщиной, и я уже доказал тебе, в начало нашей беседы, насколько мужчина — существо
более достойное и благородное, нежели жснщипа. Далее, если взять ее высокий рост, статное сложение икра- сивое, па твой взгляд, лицо — что же, ты тоже ростом немал и осанкой не хуже. Не вижу я в тебе никакого изъяна, лицом же ты среди мужчин не менее приятен, чем она среди женщин, в особенности если припять во внимание, что она-то свое тысячу раз протрет да тысячу раз намажет, в то время как ты свое то ли побреешь, то ли нет, да только умоешь свежей водой. Скажу больше оно у тебя куда красивей, хоть ты и мало о нем заботишься, и правильно поступаешь, потому что такие заботы не приличествуют мужчине. Все же есть одно, чем природа одарила ее щедрее, чем тебя несмотря иа то, что в бороде твоей пробивается седина, а виски из черных стали белыми, твоя дама, если не ошибаюсь, прожила на свете много дольше, чем ты, хотя и с меньшим толком. Итак, выходит, что изо всех перечисленных достоинств ты богаче первыми, она же последними, а тех, что в середине, у вас поровну, и поэтому ей следовало пойти тебе навстречу и первой в тебя влюбиться. Но она этого не сделала, и вот ты уже готов покончить счеты с жизнью из-за такого ее упущения А наделе горевать-то надлежит ей, потому что она из-за своего упущения только проиграла, ты же выиграешь, если хорошенько пораскинешь мозгами.
А теперь обратись мысленным взором еще к одному вопросу, а именно к тому, в чем она, по-твоему, стоит выше тебя и о чем я еще ие говорил. Ты вообразил, будто она тебя отвергла по той причине, что она якобы дама благородного происхождения, а ты якобы простолюдин. Предположим, что это так, ио ты только взгляни на второго Авессалома да и на всех остальных, и сразу поймешь, что оказался в немилости вовсе не ио вине своего происхождения. Тут, как мне кажется, ты впал в тяжкое заблуждение, поддавшись примеру черни, которая всегда судит по видимости и пренебрегает истиной. Ужели ты ие знаешь, в чем отличие подлинного благородства от мнимого Не знаешь, что именно делает человека благородным, а что ему в этом препятствует Уверен, что знаешь. Любому иовичку в философской науке известно, что все мы произошли от одних и тех же отца с матерью и всех нас создал творец равными друг другу душой и телом за что же одному было зваться благородным, а другому низким, как не зато, что каждый, будучи волей поступать по своему усмотрению, либо шел по стезе добродетели, ведущей к благородству, либо предавался грехами тогда ему в благородстве было отказано Следовательно, добродетель явилась первым истоком благородства. Теперь оглянись па ныне здравствующих родичей этой дамы и на ее предков и признай, много ли у них достоинств, за которые их назовешь благородными. Поначалу они были сильны обильным потомством, что является природным даром, а не добродетелью, и воспользовались этой силой, чтобы грабить, захватывать, обирать более слабых соседей н обогащаться такими преступлениями, ненавистными Богу и людям а потом, возгордясь своим богатством, они решились последовать примеру знати и возложили иа себя звание рыцарей, чем в тот же миг опозорили и самих себя, и мантии с беличьим подбоем, и воинские доспехи. Привелось ли тебе слышать хотя бы об одном славном, похвальном или значительном деянии, совершенном кем- либо из них ради общего дела или частного лица Конечно, никогда. Стало быть, истоками их благородства явились сила, грабежи спесь. Те из них, что живут в наши дни, ведут такую жизнь, что остается пожелать им скорейшей кончины а если, паче чаяния, среди них и сыскался бы человек благородный, какое это имеет к ней отношение Точно также, как она, нм мог бы гордиться ты нли любой другой. Благородство нельзя передать по наследству, как нельзя передать добродетель, ученость, святость и тому подобное каждый сам должен этого достигнуть, и тот, кто к этим достоинствам стремится, нх и обретет. Ио как бы там ни обстояло дело с другими, обрати теперь свои взоры иа ту, оком мыс тобой ведем речь и кого ты считаешь столь благородной дамой, и посмотри, кто она сейчас и кем была раньше. Если я составило ней верное мнение после долгих лет, прожитых вместе, а ты внимательно выслушал все, что я давеча рассказал, ты поймешь, что в ней гнездится довольно пороков, чтобы заляпать грязыо даже императорскую корону. Как же смеет она кичиться перед тобой своим благородным происхождением или попрекать тебя за низкий род Кабы не боялся я сойти в твоих глазах за льстеца, я легко и убедительно доказал бы, что ты куда благороднее, чем она, хотя гербы твоих предков и не висят в церкви. Но скажу одно обладай ты ничтожно малой долей благородства
или будь у тебя его ие менее, чем п славпом роду короля
Бандо Бенвичского, ты, полюбив эту женщину, изгадил его и обесценил. Я мог бы и далее, помимо всего, что уже говорено, продолжать мою проповедь п в самых суровых словах обличать пленившую тебя злодейку и осуждать твое безрассудство и вину, ноя удовольствуюсь сказанными теперь, в свою очередь, выслушаю твой ответ.
Низко опустив голову, как надлежит виновному, внимал я долгой и правдивой речи духа когда же он закончил ее и умолк, я поднял к нему омытое слезами лицо i i сказал Благословенный дух, ты разъяснил мие как нельзя лучше, что приличествует человеку моих лот и занятии, а главное, разоблачил всю подлость той, кого я по неразумению считал достойнейшей и кого избрал госпожой души моей ты показал мпе ее привычки и пороки, ее иоистпне удивительные добродетели и многое другое, и, порицая мепя далеко не так сурово, как я заслужил за свои прегрешения, ты доказал мне, насколько мужчина ио самой природе своей превосходит женщину благородством, и дал мне возможность почувствовать, кто я такой. Все это по отдельпости ив совокупности произвело столь бурный переворот в моих суждениях и сознании, что теперь мпе все представилось вином свете, и, несмотря на то, что мне известно, как милосердна та, ио чьей воле ты явился, я едва смею уповать па прощение или спасение, тобой обещанное, настолько тяжек и омерзителен мой грех. А потому боюсь, как бы твой приход, задуманный мие на благо, не обернулся мпе во вред ведь прежде, страдая под гнетом тоски и суровых, сковавших меня цепей, я еще пе сознавал грозившей опасности и собственного ничтожества, а потому и сносил их легче, нежели буду сносить впредь. Каждая слеза моя умножится во стократ, астрах разрастется, пока не убьет меня следовательно, если ранее мне было плохо, то впредь будет во много раз хуже.
Дух, исполнившись сострадания, взглянул па меня п ответствовал Оставь сомнения Будь тверди упорен в благих намерениях, которыми сейчас проникся. Доброта господняя столь беспредельна, что ужаснейший грех, зародившийся в злобном и порочном сердце, будет сброшен и смыт с души грешника и великодушно прощен в случае
чистосердечного раскаяния. Ты согрешил по естеству своему и по неведению, и этим нанес Господу гораздо мепь- шую обиду, чем если бы согрешил по злому умыслу вспомни притом, сколько тяжких и злостных прегрешении смыл неиссякаемый родник его милосердия и, более того, как много врагов, восставших против его власти, было причислено им клику святых за искреннее покаяние, весьма ему угодное. И если я не обманываюсь и слезы твои не лгут, я вижу в твоем великом смирении залог того, что ты, оскорбивший Господа, будешь прощен. Я уверен, что ты жаждешь приложить все усилия, дабы искупить свой грехи буду поддерживать тебя, как смогу, чтобы не дать тебе сорваться в бездну, откуда нет воз- врата.
Я отвечал ему Одному Господу, читающему в сердце человеческом, ведомо, как я страдаю и каюсь в сотворенном зло
1   2   3   4   5   6

перейти в каталог файлов


связь с админом