Главная страница
qrcode

Краткий курс Пособие для поступающих в вузы


НазваниеКраткий курс Пособие для поступающих в вузы
Дата02.03.2020
Размер4.51 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла6.doc
ТипРеферат
#39946
страница7 из 33
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   33

Летопись мира. «Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания...» Эти слова Н.В. Гоголя наглядно подтверждаются всей историей древнерусской архитектуры. Здесь каждый камень — словно буква неведомого языка... Талант старых русских мастеров наиболее наглядно проявился именно в храмовом зодчестве. Через все века истории Руси тянется непрерывная цепь архи­ тектурных шедевров — символов своего времени.
Могущество домонгольской Руси, свежесть и силу её рели­ гиозного чувства воплотили величественные соборы — Свя­ тая София Киевская (1037) и София Новгородская (1045), Спасский собор в Чернигове (1036). С распадом единой Руси независимые земли стали состязаться не только блеском ору­ жия, но и сиянием красоты. Большинство этих зданий не со­ хранилось до наших дней. Но кое-что всё же поднято из руин реставраторами. Благодаря им красуется и ныне стройная как свеча церковь Параскевы Пятницы в Чернигове (конец XII в.), загадочная церковь Святого Пантелеймона в Галиче (конец XII в.), приземистая, словно выросшая из земли, церковь Спа­ са на Нередице в Новгороде (1198). Вершиной домонгольско­ го зодчества стали прекрасные белокаменные храмы Северо­ Восточной Руси: церковь Покрова на Нерли (1165), Успенский и Дмитровский соборы во Владимире (1190-е гг.), церковь Свя­ того Георгия в Юрьеве-Польском (1234).


84

его сыновей. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до наших дней белокаменные соборы в Троице-Сергиевой лав­ ре (1423), Звенигороде (1400, 1405), московском Спасо-Анд-рониковом монастыре (1427). Освобождение от власти Орды

создание единого Русского государства в эпоху Ивана III было отмечено постройкой величественного архитектурного ансамбля Московского Кремля. Возведением прекрасных хра­ мов — собора Василия Блаженного в Москве, Софийского со­ бора в Вологде — ознаменовалось полное противоречий цар­ ствование Ивана Грозного. Скорбь о многих тысячах русских людей, погибших в Смутное время, воплотилась в шатровых храмах-памятниках второй четверти XVII в. — церкви Покро­ ва в Медведкове в Москве (1627), Успенской Дивной церкви в Угличе (1628). Расцвет русских городов во второй половине XVII в. привёл к появлению нарядных, богато украшенных каменных церквей, построенных на средства разбогатевших купцов. Особенно много таких храмов сохранилось и доныне в Ярославле. В их числе подлинные шедевры национальной ар­ хитектуры — церковь Ильи Пророка (1650), церковь Иоанна Предтечи (1687).
Ничего лишнего. Внутреннее убранство выдающихся по значению храмов не менее привлекательно, чем их внешний вид. Здесь нет ничего лишнего, но есть всё необходимое для создания молитвенного настроения. Главную роль играет жи­ вопись — росписи стен и иконы. Однако за много веков су­ ществования христианского искусства символическое значе­ ние получила каждая деталь убранства дома Божьего. Имена создателей внутреннего убранства храмов обычно неизвест­ ны. Средневековая этика осуждала авторское право как про­ явление тщеславия и гордыни. Считалось, что Бог знает заслу­ ги каждого, а гордиться своим талантом перед людьми — грех.
всё же источники донесли до нас имена нескольких знаме­ нитых художников. Во второй половине XIV — начале XV в. работали Андрей Рублёв и Феофан Грек. Первый из них из­ вестен прежде всего как создатель гениальной иконы «Трои­ ца», а также частично сохранившихся росписей Успенского


85

Лучшим живописцем эпохи Ивана III был Дионисий, мас­ терство которого известно нам главным образом по росписям собора Ферапонтова монастыря (в 130 км к северу от Волог­ ды). Следуя своим великим предшественникам, он сумел со­ хранить изысканность и выразительность образов при общей ясности и простоте композиции.
Во второй половине XVII в. живопись испытывает сильное влияние западноевропейского реалистического искусства
постепенно расстаётся со своими средневековыми худо­ жественными нормами — строгим следованием образцам, «обратной перспективой», плоской моделировкой формы, лаконизмом композиции. В этот переходный период широ­ кую известность получили стенописи поволжских мастеров Силы Саввина и Гурия Никитина, а также иконы московско­ го изографа Симона Ушакова. В своём творчестве они попы­ тались органически соединить старое и новое в живописи. Однако общий ход развития русского искусства неизбежно вёл к появлению светской живописи и торжеству реализма даже в церковном — символическом по своей природе — ис­ кусстве.
литературе Руси в количественном отношении преоб­ ладали произведения сугубо церковного содержания, боль­ шинство которых в разное время были переведены с гречес­ кого языка. Однако встречались и оригинальные, созданные русскими авторами сочинения. Именно они и представляют наибольший интерес, отражая живые черты духовной жизни общества. Среди оригинальных произведений выделяется со­ зданная киевским монахом Нестором в 1113 г. «Повесть вре­ менных лет» — яркий и увлекательный рассказ о первых веках русской истории. (И авторство, и время создания «Повести...» вызывают споры среди исследователей.) Величие Древнерус­ ского государства воспел в своём знаменитом «Слове о законе
благодати» (середина XI в.) киевский митрополит Иларион. Возвышенными размышлениями о жизни и смерти, о нравст­ венном долге христианского правителя исполнено «Поуче­ ние детям» князя Владимира Мономаха (конец XI в.). Борьба
кочевниками на южных рубежах Руси послужила темой для


86

оригинальном публицистическом произведении «Моление Даниила Заточника» (конец XII в.). Загадочным обломком ка­ кого-то не дошедшего до нас произведения о Батыевом на­ шествии является «Слово о погибели Русской земли» (начало
XIII в.).
Горестные повести о нашествии Батыя и страданиях Руси (XIII в.) сменяются произведениями, прославляющими жер­ твенный подвиг князей, казнённых в Орде за верность вере
Отечеству (повесть о Михаиле Тверском), победу на Кули­ ковом поле («Летописная повесть», «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище») и окончательное свержение власти Орды («Послание на Угру» ростовского архиепископа Вас-сиана, 1480). Большой след в литературе конца XV — первой половине XVI в. оставила полемика иосифлян и нестяжате-лей — двух непримиримых течений внутри Русской церкви, представители которых по-разному видели её место в систе­ ме Московского государства. Стремление к Божьей правде, то есть всеобщей справедливости и братской любви между людь­ ми, составляет идейную основу летописей и русской религи­ озной публицистики, примером которой могут служить посла­ ния к князьям игумена Кирилла Белозерского.
Украшением русской литературы XVI в. стала переписка Ивана Грозного и князя А.М. Курбского, ярко отразившая противостояние аристократии и самодержавия. В XVII столе­ тии литературу обогащают произведения, посвящённые со­ бытиям Смутного времени («Сказание Авраамия Палицына», «Временник дьяка Тимофеева»). В глубинах общества воз­ никают «сатирические повести», бичующие вечные пороки русской жизни — произвол власть имущих, корыстолюбие

мздоимство, пьянство и невежество. Над массой безымян­ ных произведений возвышается одно из первых авторских сочинений — житие основателя оппозиционного течения в Русской церкви (старообрядчества) протопопа Аввакума, написанное им самим.
целом к концу XVII в. в русской литературе явно заметны поиски новых жанров и идей. Петровские реформы ускорили развитие этих тенденций.


87

9. ЦАРЬ-РЕФОРМАТОР ПЁТР I

Юность Петра. Сын царя Алексея Михайловича Фёдор (1676—1682) и стоявшее за ним боярское правительство дей­ ствовали в традициях предшественников: неторопливо и без блеска, но зато основательно и ответственно. В 1682 г. было окончательно отменено местничество — средневековая систе­ ма раздачи чинов и должностей в соответствии с родовитос­ тью и заслугами предков. Отныне единственным источником карьеры становились ревностная служба государю и его ми­ лость. Отсюда был уже один шаг до петровской «Табели о ран­ гах» (1722).
Ранняя смерть молодого, но болезненного царя Фёдора привела к затяжному династическому кризису. Фёдор не ос­ тавил наследника, и потому на престол могли претендовать другие сыновья Алексея Михайловича — Иван (от первого брака с Марией Милославской) и Пётр (от второго брака с На­ тальей Нарышкиной). В результате интриги родичей Ивана, поднявших в столице летом 1682 г. первый стрелецкий мятеж, на престоле оказались сразу два царя: малолетний Пётр и сла­ боумный Иван. Формально они царствовали вместе до самой смерти Ивана в 1696 г. Но реальная власть в 1682 —1689 г. была
руках у их сестры, царевны Софьи, и её фаворита князя В. В. Голицына.
1689 г., подавив второй стрелецкий мятеж, Пётр и его сторонники добились заточения Софьи в монастырь и ссыл­ ки Голицына. Однако полностью самостоятельное правление Петра фактически началось лишь после кончины в 1694 г. его матери — властной и влиятельной Натальи Нарышкиной. Пос­ ледним отзвуком династической борьбы стал третий стре­ лецкий мятеж (1698),жестоко подавленный новым правитель­ством. Вскоре было ликвидировано и само стрелецкое войско, созданное ещё Иваном Грозным.
Медный всадник. Глубокие перемены во многих областях русской жизни, осуществлённые Петром I, — одно из самых важных событий русской истории. Подобно тому как оприч­ нина Ивана Грозного стала символом кровавого террора, так
эти преобразования стали символом реформ, проводимых сверху. Для русских либералов-западников, боявшихся ино-


88

Отлитый в бронзе впечатляющий образ Петра Великого — пушкинский «Медный всадник» — стал одним из главных символов Российской империи. Однако уже Н.М. Карамзин весьма сдержанно оценивал итоги царствования Петра, заме­ чая, что по его вине «мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России». Принуди­ тельная европеизация, проводимая Петром, привела к расколу русского общества на чуждые друг другу по культуре и даже языку «верхи» и «низы». Критику Петра, начатую Карамзи­ ным, продолжили славянофилы и их последователи. Картину дополнили исторические исследования, выполненные в кон­ це XIX — начале XX в. В них стали очевидны негативные по­ следствия деятельности Петра: разорение народа многократно возросшими налогами и повинностями, окончательный крах идеи сословного представительства и установление диктату­ ры дворянства. Картину довершает всевластие чиновничества

системе абсолютной монархии и бюрократизация Русской церкви.
При Петре произошло окончательное закрепощение кре­ стьян, которое прямо противоречило взятому им курсу на ев­ ропеизацию России. Основная часть населения превращалась
бесправные ревизские души. Здесь скрывается главный па­ радокс Петровских реформ: европеизация дворянского фаса­ да империи достигалась за счёт, так сказать, азиатизации её остальных частей.


89

них причудливо переплетаются самые различные принципы и подходы. И потому каждая эпоха по-новому оценивает их, исходя из своих собственных проблем и представлений.

Ещё учитель В.О. Ключевского, С.М. Соловьёв, убедитель­ но доказал, что важнейшие направления деятельности Пет­ ра — военная реформа, борьба за выход к морям, развитие промышленности и государственного управления, европеиза­ ция культуры правящих верхов — наметились до его прихода к власти. Пётр лишь действовал на этих направлениях гораз­ до более решительно, чем его предшественники на троне. Эта решительность проистекала как из ситуации, в которой оказа­ лась Россия в начале XVIII в., так и из характера самодержца.
Азовские походы. Первое значительное военное пред­ приятие Петра как главы государства — Азовские походы 1695—1696 гг. — было продолжением той активной внешней политики России на южном крымско-турецком направлении, которая началась ещё во времена царя Фёдора Алексеевича (Чигиринские походы 1677 —1678 гг.).
Взятие Азова, мощной турецкой крепости в устье реки Дон, стало возможным с помощью построенного на воронежских верфях флота. До Петра Россия не имела военно-морского флота. Однако этот успех не привёл к дальнейшему наступ­ лению русских войск в Причерноморье. Великое посольство 1697—1698 гг. убедило Петра в том, что европейские страны, и в первую очередь союзники России по антитурецкой коа­ лиции (Австрия, Венеция и Польша), не готовы продолжать войну с Турцией. Действовать в одиночку против могущест­ венной Османской империи Пётр не решился. Лишь гораздо позже, в 1711 г. он предпринял попытку самостоятельно, без союзников потеснить Турцию. Однако Прутский поход Петра завершился неудачей. Русские вынуждены были вернуть тур­ кам Азов и срыть укрепления Таганрога.
Северная война. В 1700 г. Пётр заключил с Турцией мир на
лет и спешно двинул свои войска в Прибалтику, где Рос­ сия присоединилась к уже начатой Данией и Польшей войне против Швеции. Эта длительная (1700—1721) война получила в русской истории название Северной. Она началась крупны-


90

опрометчиво. Между тем Пётр после неудачи под Нарвой принялся деятельно укреплять и переустраивать своё войско. На смену старой системе дворянского ополчения приходят рекрутские наборы. Крестьяне, отданные в солдаты (рекру­ ты), быстро становились хорошо подготовленными рядовыми
служили всю жизнь. Армия из дворянской превращается в крестьянскую. Дворяне отныне играют в ней роль офицер­ ского корпуса.
результате этих перемен, потребовавших огромных де­ нег и достигнутых ценой неимоверных усилий правительства
местной администрации, армия стала более многочисленной
дисциплинированной. Для подготовки дворян к офицерс­ кому званию Пётр использовал Семеновский и Преображен­ ский гвардейские полки, комплектовавшиеся главным обра­ зом из дворянской молодёжи. Той же цели служили военные, военно-инженерные и морские училища, создание которых началось при Петре.
Крепостническая мануфактура. Одновременно с преоб­ разованием армии и своим любимым занятием — строитель­ ством кораблей Пётр всячески содействовал развитию рос­ сийской промышленности, и в первую очередь тех её отрас­ лей, которые обеспечивали потребности армии и флота. Из­ вестно, что для развития промышленности во все времена необходимы три условия: капитал, свободные рабочие руки и рынок сбыта для готовой продукции. Эти условия должен был выполнить и Пётр. Особенно тяжело решалась в России проблема свободных рабочих рук. И всё же выход был най­ ден. Как солдатами в петровских полках, так и рабочими на петровских мануфактурах должны были стать крестьяне. Вла­ дельцы мануфактур — предприятий, основанных на ручном труде, — получили дворянское право покупать крестьян, но не в личную собственность, а только для работы на данном пред­ приятии. Одновременно тысячи государственных крестьян были принудительно отправлены на работу на государствен-


91

Важно отметить, что наличие петровских мануфактур не означало появления буржуазных отношений в недрах ф е­ одального общества. Напротив, они представляли собой распространение феодальных отношений на сферу про­ мышленности. В них отсутствовала главная особенность ка­ питалистической системы производства — вольнонаёмный труд рабочих. В исторической перспективе петровская «ин­ дустриализация» во многом напоминает сталинскую: те же принудительные методы, тот же впечатляющий успех, поз­ воливший резко усилить военный потенциал страны, и та же бесперспективность низкооплачиваемого рабского труда, ведущего к нравственной и физической деградации рабочих.
конечном счёте такая индустриализация вела к неизбежно­ му отставанию экономики страны от развитых европейских стран. Однако мог ли Пётр предложить стране иные пути ре­ шения вопроса? Едва ли. К тому же, не имея времени для раз­ мышлений, он спешно искал средства разбить угрожавших России шведов и не думал ни о чём другом.
Война продолжается. Постепенно вытесняя шведов из При­ балтики, Пётр в 1703 г. основал город-крепость Санкт-Петер­ бург, ставший в 1713 г. столицей России. В 1704 г. русские войска овладели Дерптом (Тарту) и Нарвой, в 1706 г. разгро­ мили шведов на территории Польши (битва при Калише). Ре­ шающее наступление Карла XII на Россию началось в 1708 г. Однако русским удалось уже в начале кампании нанести не­ приятелю тяжёлый удар. 30 августа 1708 г. близ деревни Лес­ ной петровская армия разгромила корпус генерала Левен-гаупа, шедший на помощь Карлу XII из Риги. Оставшись без подкрепления и лишившись запасов продовольствия, которые вёз с собой Левенгауп, Карл XII вынужден был отказаться от прямого удара на Москву и двинулся на Украину, где короля обещал обеспечить всем необходимым его тайный сторонник гетман Иван Мазепа. Там, на Украине, 27 июня 1709 г. и про­ изошло решающее сражение Северной войны — Полтавская


92

После разгрома под Полтавой Карл XII, пользуясь под­ держкой Турции, ещё долго продолжал сопротивление.

1714 г. при мысе Гангут и в 1720 г. близ острова Гренгам мо­ лодой русский Балтийский флот победил шведов. Гибель Кар­ ла XII в 1718 г. и высадка русских десантов в Швеции в 1719 и 1720 гг. ускорили конец войны. 30 августа 1721 г. был заклю­ чён Ништадтский мир, по условиям которого Россия получила обширное побережье Балтийского моря от Выборга до Риги вместе с расположенными там восемью портами. Отныне она становилась морской державой, активной и полноправной участницей европейской политики.
Завершение Северной войны было отмечено пышными празднествами и глубоко символичным актом — принятием Петром I 22 октября 1721 г. титула Великого, отца Отечества и императора Всероссийского.
Каспийские походы. В последние годы жизни Пётр вновь вернулся к южным делам. Его заинтересовали слабо защи­ щённые владения Ирана (Персии) в Закавказье. Первый Кас­ пийский поход Петра состоялся летом 1722 г., но из-за слабой подготовки имел весьма скромные результаты — взятие рус­ скими без боя крепости Дербент. В следующем году военные действия начала каспийская флотилия, высадившая десант на западном и южном побережье Каспийского моря. По Пе­ тербургскому договору Иран признал эти земли владением России, которая обязывалась защищать его от возможно­ го нападения Турции. Турецкие войска, захватившие к это­ му времени центральные районы Закавказья, столкнувшись с русскими, вынуждены были остановиться. В 1724 г. между Россией и Турцией был заключён Константинопольский дого­ вор, признававший права обеих стран на занятые ими в Закав­ казье территории.
Каспийские походы Петра — свидетельство стратегическо­ го мышления первого русского императора. Подобно опытно­ му шахматисту, он просчитывал действия противника на не­ сколько ходов вперёд. Геополитическая ситуация на Кавказе предопределяла в будущем долгую борьбу России с Турцией.


93

Это был последний военный и дипломатический успех Пет­ ра. 28 января 1725 г. после тяжёлой, но скоротечной болезни «отец Отечества» скончался, не оставив завещания.

10. ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ
Искатели трона. Уставшая от войны и напряжения всех сил
Петровскую эпоху, Россия как бы отдыхала при его ближай­ ших преемниках. Пётр установил порядок, согласно которому глава государства мог завещать престол любому члену пра­ вящего дома Романовых. Однако его собственная семейная жизнь сложилась так, что к концу своих дней он не видел вок­ руг себя того, кто был бы достоин трона. Уморив в тюрьме ца­ ревича Алексея (сына от первой жены — Евдокии Лопухиной) и похоронив умершего в детстве царевича Петра (сына от вто­ рой жены — императрицы Екатерины I), Пётр в конце жизни имел лишь двух дочерей — Анну и Елизавету. От двух браков
общей сложности было 11 детей, однако почти все они умер­ ли в детстве или младенчестве.

При поддержке гвардии, которая в XVIII в. играла решаю­ щую роль в борьбе за власть, любимец Петра I А.Д. Меншиков добился возведения на престол второй жены умершего само­ держца — Екатерины I. В 1727 г. корона перешла к внуку Пет­ ра — царевичу Петру Алексеевичу (правил в 1727—1730 гг.).
его кончиной высшая аристократия (Верховный тайный совет) пригласила на престол племянницу Петра I — Анну Иоанновну, сильно ограничив при этом её власть в свою пользу особым обязательством — кондициями. Однако Анна, прибыв

Россию из Митавы, где она жила в качестве вдовствующей герцогини Курляндской, вскоре уничтожила подписанные ею обязательства и стала править самовластно, окружив себя советниками преимущественно немецкого происхождения. Десятилетнее правление Анны, омрачённое жестокостью её


94

1761 —1762 гг.) не сумел поладить с гвардией, которая, свер­ гнув незадачливого императора, возвела на престол его жену, немецкую принцессу Августу Софью Фредерику Ангальт-Цербскую, более известную как Екатерина II Великая (пра­ вила в 1762—1796 гг.). Последним дворцовым переворотом, назревшим в конце XVIII столетия, но осуществлённым уже
XIX в., стало убийство группой офицеров сына Екатерины II императора Павла I (правил в 1796—1801 гг.).
2. Правящий класс. Пёстрый ряд лиц, побывавших на престо­ ле в 1725—1762 гг. (эпоха дворцовых переворотов), вызывает недоумение. Как могли эти в большинстве своём слабые и не­ далёкие люди стоять во главе такой сложной и тяжёлой в управ­ лении страны, как Россия? Ответ — в особенностях расстанов­ ки социальных и политических сил XVIII столетия. Монархия и в этот период оставалась мощным регулятором социальных отношений. Однако представление о ней в обществе сущест­ венно изменилось. После Смутного времени люди постепенно стали воспринимать Российское государство не как родовую вотчину правящей династии, а как некую систему, созданную самим обществом (через его представителей на Земском собо­ ре 1613 г.) для общего блага. Монарх при этом выступал как бы доверенным лицом общества, ответственным за его благополу­ чие. Не случайно Пётр I так любил говорить о благе Отечества. Он искренне считал себя стражем государственных интересов, а государство — гарантом общего порядка. Однако в реаль­ ности баланс общественных интересов в результате реформ Петра изменился. Сословие землевладельцев, прежде чётко делившееся на вотчинников-бояр и помещиков-дворян, в ре­ зультате целого ряда социальных трансформаций, и прежде всего юридического уравнивания поместья с вотчиной, стало единым. Его политический вес и активность возросли. Этому благоприятствовали и личные качества лиц, занимавших пре­ стол в первые полстолетия после кончины Петра. Исключая


95

Права и обязанности сословий. При Екатерине II возникла необходимость юридического оформления социальной струк­ туры русского общества. Оно было официально разделено на пять сословий: дворянство, духовенство, купечество, мещан­ ство и крестьянство. Между первыми тремя сословиями по-разному распределялись узаконенные привилегии. Главную из них — право владеть землёй с живущими на ней крестья­ нами — имело только дворянство. Существенную роль играли и такие привилегии дворянства, как свобода от телесных нака­ заний и службы в армии (рекрутской повинности), освобож­ дение лиц мужского пола от подушной подати, а домов — от воинского постоя. Духовенство имело все привилегии дворян, за исключением права владеть крепостными крестьянами. Крестьяне и мещане, то есть рядовые горожане, были подат­ ными сословиями. Они платили подушную подать, несли все повинности и не пользовались никакими привилегиями. Со­ словное деление общества, характерное для Средневековья, формально сохранялось в России до самой революции в фев­ рале 1917 г.
Рост империи. Петровские реформы изменили многое не только в самой России, но и в её отношениях с внешним ми­ ром. Северная война показала, что завоевать Россию практи­ чески невозможно как по причине огромных размеров, так и благодаря первоклассной армии и сильному флоту. В самой России также осознали, что военный потенциал страны от-


96

Россия также следовала нехитрой логике тогдашнего по­ литического мышления и стремилась не упустить своего. Че­ рез весь XVIII в. тянется череда Русско-турецких войн (1711; 1736—1739; 1768—1774; 1787 —1791), в результате которых
состав империи были включёны Крым (1783) и плодородные южные земли между Днепром и Днестром. В этих войнах за­ сверкал талант екатерининских полководцев П.А. Румянце­ ва (битвы при Ларге и Кагуле, 1770) и А.В. Суворова (битвы при Фокшанах и Рымнике, 1789, штурм Измаила, 1790). Речь Посполитая из опаснейшего врага России, коим она являлась
XVII столетии, превратилась в XVIII в. сначала в её союзника, а затем и в жертву. Не сумев создать сильной монархической государственности, Польша погрязла во внутренних распрях и стала добычей своих соседей. В результате трёх разделов Польши (1772, 1793, 1795) между Австрией, Пруссией и Рос­ сией, в состав последней вошли Литва, Белоруссия и часть Западной Украины. Медленно, но неуклонно Россия теснила Турцию на Кавказе. Опасаясь создания прусским королём Фридрихом Великим сильного немецкого государства близ за­ падных границ России, правительство императрицы Елизаве­ ты направило войска в помощь коалиции (Австрия, Франция, Швеция, Саксония), воевавшей с Пруссией и Англией (Семи­ летняя война, 1756—1763).



97

Многонациональная Российская империя существенно от­ личалась от современных ей колониальных империй, создан­ ных Англией, Францией, Испанией, Португалией, Голланди­ ей и другими европейскими странами. Народы, добровольно или по принуждению вошедшие в её состав, не испытывали национального унижения, так как русские, в сущности, не являлись в империи господствующей нацией. Сумев освоить
благоустроить огромное пространство от Тихого океана до Балтийского и Чёрного морей, русские как нация не приобре­ ли для себя каких-либо существенных выгод или привилегий. Более того, положение русского крестьянства было не менее, если не более, тяжёлым, чем положение населения так назы­ ваемых национальных окраин Российской империи.
Важнейшим принципом строительства Российской импе­ рии было включение в состав имперской аристократии правя­ щей верхушки национальных меньшинств. Так повелось ещё со времён киевских князей, в дружине которых варяги мирно уживались с финно-утрами, а крещёные степняки — со сла­ вянами. Так было и во времена Российской империи, когда дворянство едва ли не наполовину состояло из лиц неславян­ ского происхождения, что, разумеется, не мешало им быть полноправными подданными империи. Всё это позволяло бо­ лее эффективно интегрировать разноязыкие племена и наро­ ды в уникальную геополитическую общность, или, иначе го­ воря, суперэтнос. Принципиальное значение имела и другая традиция российской государственности — снисходительное отношение имперских властей к внутреннему устройству ма­ лых народов. Эта терпимость к пережиткам старины и тради­ ционным духовным ценностям народов не исключала циви­ лизующего воздействия на них со стороны России, которое обычно шло исподволь, без принуждения.
Народы Российской империи расселялись по её террито­ рии смешанно, чересполосно, содействуя тем самым монолит­ ности государства. Правительство сознательно отказалось от


98

Всероссийский рынок. Внутренней консолидации империи в XVIII в. способствовало и быстрое развитие экономических связей между её регионами, формирование всероссийского рынка. Во второй половине XVIII в. в Среднем и Нижнем По­ волжье развернулось крупное товарное производство хлеба для центральных и северных районов России. Многочислен­ ные реки бассейна Днепра служили естественными путями для торговли украинской пшеницей и другими продуктами сельского хозяйства. Выход к Чёрному морю и строительство там новых портов (Одесса, Херсон, Николаев, Севастополь) позволяли начать поставки русского хлеба в страны Среди­ земноморья. В Крыму и на Кавказе развивалось садоводство и виноделие, в степной Украине — овцеводство и коневод­ ство. Быстро осваивались рудные богатства Урала и Сибири.

Появление в конце XVIII в. на внутреннем рынке России большого количества дешёвого хлеба из южных районов ска­ залось и на социальных процессах. Крестьяне центральных и северных губерний, избавленные от постоянной угрозы го­ лода, получали возможность оставить пашню и уходить в го­ рода на заработки (отхожие промыслы). Помещики, учитывая это, переводили крестьян на денежный оброк, предоставляя им свободу передвижения. В конечном счёте произошло не­ которое расширение рынка свободной рабочей силы. Указом 1762 г. Екатерина II запретила труд крепостных на мануфак­ турах. На смену крепостнической мануфактуре постепенно идёт мануфактура, основанная на более эффективном наём­ ном труде. В городах Центральной России увеличивается про­ изводство относительно дешёвой ткани и бумаги, изделий из железа и кожи, меди и стекла, спрос на которые существует по всей стране.
Зародившаяся ещё в петровское время тесная связь между развитием российской промышленности и нуждами государ­ ства (прежде всего армии) сохранилась и окрепла в XVIII сто­ летии. Государственные и частные мануфактуры, работавшие


99

Крестьянская война под предводительством донского каза­ ка Емельяна Пугачёва, охватившая в 1773—1775 гг. Среднее
Нижнее Поволжье, а
также южный Урал, стала грозным предупреждением для русского дворянства, заставила его со­ отнести свои запросы с возможностями крестьян. В итоге воз­ ник некий баланс сил и интересов, позволивший крестьянам в последней четверти XVIII в. не только выжить, но и выстро­ ить в своих сёлах множество каменных храмов, сменивших деревянные церквушки древности. Их устремлённые к небе­ сам колокольни и поныне скрашивают однообразие русской равнины. Колокола пробуждали веру. Вера давала надежду, а здравый смысл, смекалка и трудолюбие превращали эту на­ дежду в действительность.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   33

перейти в каталог файлов


связь с админом