Главная страница
qrcode

Краткий курс Пособие для поступающих в вузы


НазваниеКраткий курс Пособие для поступающих в вузы
Дата02.03.2020
Размер4.51 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла6.doc
ТипРеферат
#39946
страница5 из 33
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Самовластие. Второй период правления Ивана IV (1560 — 1584) отмечен стремлением царя править, исходя исключи­ тельно из своих собственных представлений о власти. Раз­ делив страну в 1565 г. на две части — опричнину и земщину, царь начал гонения на высшую аристократию, которая, по его мнению, не была вполне предана интересам государства,
главное — лично ему, царю. Идея опричнины была про­ ста: добиться беспрекословного подчинения всего правяще­ го класса, опираясь на его небольшую часть. Опричники, эти русские преторианцы, обладали полной безнаказанностью и подчинялись только самому царю. Они несли охрану двор­ ца, исполняли любые приказы государя. Опасаясь расправы, знатный боярин из земщины низко кланялся худородному оп­ ричнику. Обращаясь к москвичам в 1565 г., царь просил народ поддержать его в борьбе со знатью. Однако действительность разрушила царские планы. Задуманная как инструмент кон­ троля над правящим классом, опричнина вскоре выродилась в слепой и безумный террор, жертвами которого становились преимущественно дворяне и горожане.
Сама целесообразность решительной борьбы с аристокра­ тией, которую провозгласил Иван IV, некоторыми историка-


61


придворного, бояре в массе своей были заинтересованы

успехах государства, служили царю не за страх, а за совесть. Вместе с тем они были организаторами крупного вотчинного хозяйства — наиболее эффективного в то время. Дробление конфискованных у бояр вотчин на поместья, которыми царь награждал своих дворян, в конечном счёте снижало их эконо­ мическую эффективность.
Опричнина формально была отменена в 1572 г., но фак­ тически продолжалась до самой смерти Грозного. Она имела губительные последствия не только для экономики страны, но и для нравственного состояния общества. Свирепые каз­ ни в Александровской слободе — резиденции царя Ивана,
120 верстах к северо-востоку от Москвы — стали устраше­ нием для всей России. Повсюду процветали доносы и наве­ ты. По существу, в России установилась кровавая диктатура
духе Древнего Рима времён Тиберия и Калигулы.

сочетании с бедствиями Ливонской войны, неурожая­ ми и эпидемией чумы опричнина с её земельным переделом

принудительными переселениями опальных вотчинников привела к запустению центральных уездов России. Их насе­ ление частично вымерло, а частично ушло в более безопасные окраинные места. Стремясь сохранить остатки подданных
укрепить материальное положение дворянства, правитель­ ство в 1580-е гг. вынуждено было пойти на отмену Юрьева дня. Характер этой реформы («указное» или «безуказное» прикрепление крестьян к земле) вызывает споры среди исто­ риков. В 1590-е гг. был установлен 5-летний срок сыска бег­ лых крестьян. Эти меры вызвали острое недовольство народа, ставшее одной из причин крушения российской государствен­ ности в начале XVII в.
Опричнина Ивана Грозного выявила ахиллесову пяту рос­ сийской политической системы: своеволие монарха, его не­ сменяемость при определённых условиях — прежде всего при недостатке у самодержца ума или сердца — могут привести к тому, что свою неограниченную власть он использует во


62

18 марта 1584 г. внезапной и, по-видимому, естественной смертью. Но ещё долго слухи о его отравлении или удушении

оглядкой передавались из уст в уста...
Царь Фёдор. Правление царя Фёдора Ивановича (1584 — 1598) кажется счастливым и мирным временем в сравнении
тяжёлым царствованием Ивана IV. Недалёкий и набожный Фёдор фактически передал власть брату своей жены — бояри­ ну Борису Годунову. Жёстко расправившись с недовольными его возвышением боярскими родами Шуйских и Мстислав­ ских, Годунов повёл прозорливую и осторожную политику, направленную на возрождение экономики, подорванной бед­ ствиями опричнины и Ливонской войны, укрепление государ­ ства и расширение его границ. В это время было построено много новых городов в Нижнем Поволжье и Диком поле, воз­ ведены мощные оборонительные сооружения Москвы и Смо­ ленска. Неприступной крепостью стал Соловецкий монастырь на Белом море — форпост борьбы со шведской экспансией в Поморье. Успешная война со Швецией (1590—1595) позво­ лила вернуть России её крепости в Прибалтике — Ям, Копо-рье, Ивангород. Однако ключевая цель, Нарва, так и осталась у шведов. В правление Фёдора вырос международный авто­ ритет России. В 1589 г. Годунов и глава Посольского приказа Андрей Щелкалов организовали возведение московского мит­ рополита Иова в сан патриарха. Этим Годунов возвысил пре­ стиж Русской церкви и обеспечил себе её поддержку. Летом 1591 г. огромное войско крымского хана Казы-Гирея, прорвав­ шись через пограничные рубежи, внезапно подошло к Мос­ кве. Казалось, ничто не может спасти столицу от разорения. Однако случилось неожиданное. В лагере крымчаков среди ночи вспыхнула тревога, превратившаяся в паническое бег­ ство. Наутро татары исчезли, словно страшный сон. Уверен­ ный в том, что это проявление Божьей милости к Руси, царь Фёдор приказал основать монастырь на том месте, где стояли лагерем московские полки. Главной святыней новой обители стала чудотворная икона Божией Матери Донской, которую в своё время брал с собой на Куликово поле Дмитрий Донской.


63


1598 г. Земский собор во главе с патриархом Иовом после долгих колебаний избрал на престол Бориса Годунова (1598 — 1605). Время показало, что это была роковая ошибка, дорого стоившая России...

6. СМУТНОЕ ВРЕМЯ
Русская Смута: история болезни. Тяжёлые испытания для русского народа, начавшиеся вскоре после смерти царя Фё­ дора Ивановича и завершившиеся лишь с избранием нового царя Михаила Романова на Земском соборе 1613 г., получили
исторической литературе название Смуты. Это была свое­ го рода болезнь, из которой российское общество вышло хоть

ослабевшим, но живым. Дорого стоил и горький опыт поли­ тической наивности, который получила Россия.

истории Смуты теснейшим образом переплелись са­ мые различные по характеру явления: кризис власти и вой­ на с внешними врагами, борьба между боярскими кланами
социальный протест низов, всплеск религиозных чувств

развитие национального самосознания. И всё же главная причина катастрофы — нарушение внутреннего равновесия общества из-за утраты одного из важнейших элементов его политического устройства — легитимной монархии. Попыт­ ки различных лиц и поддерживавших их социальных групп восстановить порядок не приводили к обретению утрачен­ ного равновесия. Ситуация усугублялась разрушительным действием вторгшихся в ослабевшую Россию внешних сил — польских и шведских войск, донских и запорожских казаков, иностранных наёмников.
Поиск утраченного равновесия шёл вслепую. Демагогия тех или иных деятелей Смуты часто скрывала эгоистические ин­ тересы. Никто не хотел уступать. Каждая партия стремилась в ходе борьбы получить максимум власти, не догадываясь, что своей алчностью она лишь усугубляет кризис, в который ока­ залась ввергнута страна.


64

Звезда Годунова.
В конце правления Ивана Грозного на мос­ ковском политическом небосклоне взошла яркая звезда Бориса Годунова — брата жены наследника престола Фёдора Иоанно­ вича. С воцарением Фёдора Годунов получил почётный титул конюшего боярина и занял место у самого трона, превратив­ шись в своего рода премьер-министра. Кончина царя Фёдора заставила Годунова вступить в борьбу за царскую корону. Таков был неписаный закон власти в те времена: утрата высокого пос­ та, как правило, означала не только гибель самого боярина, но также гонение и бесчестие для всей его родни. Годунов взлетел уже так высоко, что не оставил себе пути к отступлению.
борьбе со своими соперниками — представителями вид­ нейших аристократических родов — Годунов проявил неза­ урядное искусство интриги. В конце концов он добился того, что Земский собор, в состав которого входили Боярская дума и верхушка духовенства (Освящённый собор), признал его царём. Учитывая особое отношение народа к династии Рюри­ ковичей как роду, отмеченному Божьей благодатью, сторон­ ники Годунова всячески подчёркивали его родство с царём Фёдором. Распространялись слухи о том, что Иван IV питал к Борису особое расположение. Однако родством со старой династией гордились и главные политические противники Бо­ риса — братья Романовы. Первая жена царя Ивана IV Анаста­ сия — мать царя Фёдора — была родной сестрой их отца, бо­ ярина Никиты Романовича. Наряду с Романовыми свои виды на престол имели и представители боковых ветвей династии Рюриковичей, а также князья литовского происхождения. На­ конец, даже крещёный татарский хан Симеон Бекбулатович рассматривался как кандидат на русский престол: в его жилах текла кровь ордынских «царей», потомков Чингисхана.
Несмотря на признание Земским собором, Борис Годунов ощущал непрочность своего положения. Он знал, что столич­ ная аристократия, затаившись, ждёт удобного момента для его свержения. В других слоях общества отношение к новому царю было неоднозначным. Многие не считали легитимным его избрание. Трезво оценивая ситуацию, Борис вёл крайне осторожную политику. Он избегал войн с соседними государ­ ствами, но при этом укреплял армию, строил новые крепости, заботился о расширении территории России.


65

жизнь. В результате крестьяне были раздосадованы, а поме­ щики обеспокоены. Не слишком удачным оказалось и другое начинание царя. Освободив на время от государственных по­ датей жителей наиболее бедных волостей, он вызвал зависть
раздражение всех тех, кто не получил этой льготы.
Царь Борис — одна из самых противоречивых фигур рус­ ской истории. Историки давно спорят о том, интересы какого сословия в первую очередь защищал Годунов. Одни считают его «дворянским царём», другие — «боярским». В действи­ тельности он не был ни тем ни другим. В своём стремлении получить московский трон он искал не только власти, но сла­ вы. Родоначальник новой династии, он хотел войти в исто­ рию и как мудрый законодатель, просветитель и устроитель Русской земли. Подражая великим правителям древности, Борис создал выдающиеся постройки: огромную колокольню
Московском Кремле («Иван Великий»), гигантские крепости
Смоленске и Астрахани, новые стены Москвы (Белый город). Шедевром архитектуры стала Троицкая церковь в подмосков­ ной усадьбе Бориса Годунова Вязёмах. Самый амбициозный из его замыслов — огромный храм Святая Святых в Москов­ ском Кремле — не был осуществлён из-за начавшейся Смуты...
Благородное честолюбие царя Бориса вызывает уважение. Однако его мечты были утопичны. Для осуществления заду­ манных им новшеств едва ли хватило бы всей власти и ярос­ ти Ивана Грозного. Но Борис был далеко не Грозный. Власть «избранного царя» была гораздо слабее, чем наследственная власть монарха по рождению. Да и сам Борис по складу своего характера избегал острых ситуаций и публичных казней. Ге­ ний интриги, он был слаб там, где требовалось необъяснимое, но столь привлекательное для народа очарование торжеству­ ющей воли — харизма. В результате Борис остался в памяти
потомков как царь-неудачник, запятнанный подозрениями
подготовке убийства малолетнего царевича Дмитрия.
Гнев Божий. История заставляет с уважением относиться к такому далёкому от науки понятию, как судьба. Борис Го­ дунов был пасынком судьбы. Над его головой словно тяготел


66

здесь Годунов боялся действовать слишком круто: хлебные махинации высшей аристократии и некоторых церковных

иерархов оставались безнаказанными. Между тем голод
стране достиг небывалых размеров. Дороги переполнились беженцами из охваченных голодом районов страны, а леса — шайками разбойников. Как обычно, голоду сопутствовал мор — эпидемия чумы. По некоторым данным, в 1601 —1603 гг. вымерло около трети всего населения России.
Народ быстро нашёл объяснение обрушившимся на него бедствиям: это был гнев Божий. Нашлось и объяснение при­ чин, вызвавших небесную кару. Согласно древнему христиан­ скому представлению, Бог наказывает народ не только за его собственные грехи, но и за грехи правителей. Сомнений не оставалось: Борис совершил какое-то страшное преступление, за которые расплачивается вся Русь. Оставалось лишь выяс­ нить, в чём именно он виноват. Вскоре возникла молва о том, что сын Ивана Грозного — царевич Дмитрий не стал жертвой несчастного случая, как было официально объявлено в 1591 г.,
пал от рук посланных Годуновым тайных убийц. Вслед за гибелью царевича Дмитрия Борису приписали и смерть царя Фёдора.
4. Воскресший царевич. Любовь народа переменчива. Разоча­ рование в добром, но нерешительном царе-реформаторе быс­ тро перерастало в ненависть к нему. Отсюда оставался лишь один шаг до поисков «законного наследника престола». И вот
1604 г. против Годунова поднялся объявившийся в Польше «царевич Дмитрий» — чудом восставший из гроба сын Ива­ на Грозного и его седьмой жены Марии Нагой. (Ныне среди историков преобладает мнение, что подлинный царевич Дмит­ рий погиб в Угличе 15 мая 1591 г. в возрасте 8 лет в результате


67

русской Смуте было много иррационального. Измучен­ ный бесконечными бедствиями народ жил в атмосфере рели­ гиозного возбуждения. Каждый выживший считал себя Божь­ им избранником. Охваченную мятежами Россию могло спасти от распада только чудо. Этим ожидаемым всеми чудом и стал поднявшийся из своей угличской гробницы державный от­ рок Дмитрий. Толпы народа встречали «царевича» с иконами
хлебом-солью на его пути от Путивля до Москвы. Люди свя­ зывали с ним надежду на восстановление законной царской династии и прекращение гнева Божьего. Тем временем вер­ ные правительству воеводы действовали вяло и под конец пе­ решли на сторону самозванца. Борис Годунов внезапно умер 13 апреля 1605 г. Его наследник, сын Фёдор, был убит после захвата Москвы сторонниками «царевича» в июне 1605 г.

Вступив в Москву во главе пёстрого войска (казаки, поля­ ки, дворяне южных уездов), «царевич» вскоре под давлени­ ем Боярской думы вынужден был распустить своих воинов по домам. Теперь он остался один на один с могущественной московской знатью. Желая заручиться поддержкой сосло­ вий, новый царь щедро жаловал всех подряд. Он поручил со­ ставить новый общерусский свод законов и лично принимал жалобы от всех обиженных. Полагают, что Лжедмитрий соби­ рался восстановить свободу крестьянского «выхода», то есть перехода от одного господина к другому. Даже холопы полу­ чили некоторое облегчение от нового государя. Однако Бояр­ ская дума взяла правителя под свою плотную опеку, смирив его реформаторский пыл. Самозванец же не имел достаточно сил и опыта, чтобы подчинить столичную аристократию. Не сумел он и сродниться с ней, вжиться в её среду. Стремясь возвысить свою власть, Отрепьев принял титул императора.


68

ней в Москву прибыла большая свита, а также польское вой­ ско. Лжедмитрий надеялся с помощью чужеземцев укрепить своё положение. Но было уже поздно. Утром 17 мая 1606 г. «воскресший царевич» был убит заговорщиками, во главе ко­ торых стоял могущественный клан князей Шуйских — потом­ ков отважного князя Андрея Суздальского, брата Александра Невского. Одновременно москвичи жестоко расправились
незваными гостями из Польши, которые были либо переби­ ты, либо взяты в плен.
5. Ветер удачи. Сторонники Шуйских, собравшиеся на Крас­ ной площади, провозгласили одного из братьев, Василия Ива­ новича Шуйского, царём. 19 мая 1606 г. новый царь дал клятву, подтверждённую целованием креста, что не будет применять смертную казнь и конфискацию имущества по отношению к своим врагам без согласия Боярской думы. Тем самым фор­ мула власти уже второй раз после избирательного Земского собора 1598 г. существенно изменялась: вместо мягкой дик­ татуры отменившего смертную казнь Бориса Годунова страна получила олигархию — коллективную власть столичной зна­ ти. Но и эта политическая конструкция оказалась для России неприемлемой. Четырёхлетнее правление Шуйского и Бо­ ярской думы не принесло Русскому государству желанного умиротворения. Народ был охвачен дурманом самых стран­ ных ожиданий и представлений. Многие провинциальные дворяне верили, что «царевич» Дмитрий вновь чудесным об­ разом спасся от убийц. Эти доверчивые люди объединились вокруг беглого холопа Ивана Болотникова, объявившего себя воеводой «царевича» Дмитрия, якобы бежавшего из Москвы и скрывающегося в Польше. Современному человеку труд­ но понять, как можно было верить сказкам о многократном чудесном спасении угличского царевича. Однако не забудем, что для людей той эпохи чудо было особого рода реальностью. Никаких официальных «средств массовой информации», кроме царских указов, оглашённых на площади, не существо-


69

Уцелевшие болотниковские атаманы не нашли ничего луч­ шего, чем ещё раз воспользоваться легендой о бессмертном царевиче. В каком-то литовском захолустье они отыскали че­ ловека, внешне немного схожего с Григорием Отрепьевым,
объявили его «царевичем Дмитрием». Историки называют этого авантюриста Лжедмитрий II. Под его знаменем собра­ лись казачьи атаманы и польские наёмники. Ветер удачи раз­ вернул их полинялые стяги. Пользуясь слабостью правитель­ ства Шуйского, Лжедмитрий II полтора года стоял лагерем в Тушине близ Москвы. Шайки его сторонников рыскали по стране, сея ужас и разорение. Большое войско Тушинско­ го вора осадило Троице-Сергиев монастырь. Укрывшиеся за стенами обители монахи и воины оказали твёрдое сопротив­ ление. Героическая оборона монастыря преподобного Сергия (сентябрь 1608 — январь 1610) — одна из самых ярких стра­ ниц в истории Смутного времени.
Для борьбы с отрядами Лжедмитрия II царь Василий Шуй­ ский нанял большой отряд шведов (12 тыс. человек). Не по­ лучая обещанного жалованья, наёмники быстро теряли ин­ терес к службе и возвращались домой. И всё же их участие помогло Шуйскому отразить натиск Лжедмитрия II. Вместе с полками московского воеводы М.В. Скопина-Шуйского они к весне 1610 г. успешно очистили центр страны от неприяте­ ля. Однако внезапная кончина Скопина-Шуйского положила конец этой эпопее. Удача улыбнулась Лжедмитрию II. Каза­ лось, ещё немного, и его отряды войдут в Москву. Однако в начале 1610 г., напуганный приближением польской армии, Тушинский вор ушёл в Калугу, где вскоре был убит своими приближёнными.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

перейти в каталог файлов


связь с админом