Главная страница
qrcode

Ббк 56. 14я7 К49 Клиническая психиатрия. Избранные лекции Учебное пособие Под ред. Л. М. Барденштейна, Б. Н. Пивня, В. А. Молодецких. М. Инфра-м, 2014. 432 с. (Высшее образование). Doi


НазваниеБбк 56. 14я7 К49 Клиническая психиатрия. Избранные лекции Учебное пособие Под ред. Л. М. Барденштейна, Б. Н. Пивня, В. А. Молодецких. М. Инфра-м, 2014. 432 с. (Высшее образование). Doi
Дата18.11.2019
Размер4.42 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла[Pod_red._L.M._Bardenshteina,_B.N._Pivnya,_V.A._Mo(z-lib.org).pd
оригинальный pdf просмотр
ТипУчебное пособие
#38723
страница1 из 46
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
КЛИНИЧЕСКАЯ
ПСИХИАТРИЯ
Рекомендуется Учебно-методическим объединением
по медицинскому и фармацевтическому образованию
вузов России в качестве учебного пособия
для студентов медицинских вузов, обучающихся
по специальности 060105 — “Стоматология”
Москва
ИНФРА-М
2014
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
ИЗБРАННЫЕ ЛЕКЦИИ
УДК 616.89(076.5)
ББК 56.14я7
К49
Клиническая психиатрия. Избранные лекции: Учебное пособие /
Под ред. Л.М. Барденштейна, Б.Н. Пивня, В.А. Молодецких. — М.:
ИНФРА-М, 2014. — 432 с. — (Высшее образование). — DOI
10.12737/861 (www.doi.org).
ISBN 978-5-16-006541-0 (print)
ISBN 978-5-16-100217-9 (online)
Учебное пособие подготовлено сотрудниками кафедры психиатрии и наркологии Московского государственного медико-стоматологического университета и кафедры психиатрии и наркологии Алтайского государственного медицинского университета.
Материал разработан с учетом современных концепций преподавания психиатрии на стоматологических факультетах медицинских вузов. В учебное пособие включены основные разделы специальности «Психиатрия», содержащие современные сведения, касающиеся общей психопатологии, этиологии, патогенеза, классификации, методов обследования и лечения основных психических расстройств.
Для студентов медицинских высших учебных заведений, а также слушателей факультетов последипломного образования.
К49
ББК 56.14я7
© Коллектив авторов, 2014
Рецензенты:
заведующий кафедрой психиатрии Российской медицинской академии последипломного образования академик РАМН, профессор А.С. Тиганов;
профессор кафедры психиатрии и медицинской психологии Московской медицинской академии им. Н.И. Сеченова, член-корреспондент РАМН
Н.М. Жариков
Авторы:
Л.М. Барденштейн, д-р мед. наук, проф.; Г.А. Алешкина, канд. мед. наук, доцент;
Н.И. Беглянкин, канд. мед. наук, доцент; Б.А. Казаковцев, д-р мед. наук, проф.;
I
В.А. Молодецких, канд. мед. наук, доцент;
Б.Н. Пивень, д-р мед. наук, проф.;
А.Е. Строганов, д-р мед. наук, доцент; И.И. Шереметьева, д-р мед. наук, проф.;
И.В. Щербакова, д-р мед. наук, проф.; А.С. Курашов, д-р мед. наук, проф.
ISBN 978-5-16-006541-0 (print)
ISBN 978-5-16-100217-9 (online)
ФЗ
№ 436-ФЗ
Издание не подлежит маркировке в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 11
3
ЛЕКЦИЯ 1
КРАТКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ
Психиатрия означает «наука о душевных заболеваниях». Основная задача психиатрии — распознавать причины нарушений психической деятельности, изучить клиническую картину последних с момента начала заболевания и до исхода, изыскать способы профилактики, лечения, восстановления трудоспособности и содержания психически больных.
Особенность психиатрии в отличие от других клинических дисциплин заключается в том, что, изучая организм в целом, она прежде всего и больше всего исследует нарушения психической деятельности человека.
История психиатрии насчитывает много веков. Психические болезни, как и болезни вообще, существуют столько, сколько существует человечество.
Среди трудов врачей древности о душевных болезнях наиболее значительные принадлежат Гиппократу — основателю научной медицины. В сочинениях Гиппократа нет систематизированного учения о душевных болезнях, однако часто говорится о меланхолии и мании.
Гиппократ первый признал, что у душевно больных страдает мозг и что они являются больными, подлежащими ведению и попечению врача.
Гиппократ считал, что в основе возникновения душевных болезней лежит физическая причина. В качестве лечебных мероприятий он рекомендовал покой тела и духа, диету, ванны, холодные обливания, легкую гимнастику.
В то же время представления о психической деятельности даже таких выдающихся умов и исследователей древности, как Гиппократ и Гален, были довольно наивны. Головной мозг, по Галену, — место пребывания разумной души, аффекты (гнев, храбрость) локализуются в сердце, желания — в печени.
Следует сказать, что история психиатрии очень поучительна в том отношении, что взгляды на сущность психических расстройств утверждались в постоянной борьбе различных философских мировоззрений, что в различные периоды истории нередко трагически сказывалось на судьбах больных.
Так, в средние века психически больных считали одержимыми
«нечистой силой», заключившими с ней союз назло людям. На кострах инквизиции только в Европе погибли десятки тысяч психически больных. Их неправильное поведение с точки зрения религии расценивалось как колдовство, сношение с дьяволом.
4
Известный церковный деятель М. Лютер в 1530 г. писал: «По моему мнению, все умалишенные повреждены в рассудке чертом. Если же врачи приписывают такого рода болезни причинам естественным, то происходит это потому, что они не понимают, до какой степени могуч и силен черт».
Несколько иная точка зрения была у духовенства России. На психически больных смотрели как на «одержимых бесом» вопреки их воле. Лучшим местом содержания их считались монастыри, где монахам предписывалось мягкое обращение с больными.
Когда в феодальном обществе стала развиваться капиталистическая мануфактура, возникла настоятельная потребность изолировать психически больных от населения городов.
В XVI—XVII вв. в городах Европы для них организуют так называемые убежища. В пришедших в негодность зданиях тюрем, аббатств, солеварен (отсюда название одного из мест во Франции, где содержались душевнобольные, — «Сальпетриер») и других мрачных помещениях под надзором отставных солдат находились сотни и тысячи психически нездоровых людей. Годами и десятилетиями они страдали в темных и сырых казематах, прикованные цепями, голодные и нещадно избиваемые.
Одним из главных источников средств для содержания больных была частная благотворительность: посетителей пускали для ознакомления с внутренним устройством «сумасшедшего дома» и его обитателями за небольшую плату в качестве дешевого развлечения.
Большое влияние на развитие психиатрии оказывала господствующая в обществе идеология. Революционная настроенность и идеи гуманизма, утвердившиеся в период Французской буржуазной революции, способствовали большим переменам в обслуживании психически больных.
Знаменательной датой в развитии психиатрии стал 1792 г., когда врач Филипп Пинель (1745–1826), заведующий парижскими убежищами Бисетр и Сальпетриер для психически больных, впервые отменил тюремный режим и снял с пациентов цепи. Убежища были превращены в учреждения больничного типа. Это начинание получило название реформы Пинеля.
Однако еще долгое время даже во Франции во многих приютах условия существования душевнобольных были безотрадны. Об этом свидетельствует доклад Ж.Э.-Д. Эскироля, ученика и последователя
Ф. Пинеля. «Я посетил эти приюты злосчастья, — сообщает он, — несчастные, в интересах которых я возвышаю свой голос, подвергаются обращению худшему, чем преступники, и живут в обстановке, достойной зверей. Я видел их покрытых лохмотьями, на соломе, которая служит для них единственной защитой от сырости каменного пола. Я видел их отданными на произвол настоящих тюремщиков,
5
в узких кельях, в зловонии, прикованных к стенам подвалов, где постеснялись бы держать тех хищных животных, на содержание которых в столице государство не жалеет затрат. Вот что я видел во Франции и вот так содержатся душевнобольные почти повсеместно в Европе».
В то же время первые шаги по реорганизации убежищ в учреждения больничного типа уже создали условия для изучения психических заболеваний. В конце XVIII и начале XIX в. издаются первые труды по психиатрии, закладываются основы новой медицинской дисциплины — психиатрии.
Ж.Э.-Д. Эскиролю принадлежит одно из первых руководств по психиатрии, в котором он пытается дать классификацию психозов.
По его инициативе организуют первые колонии для душевнобольных, где используется трудотерапия. Для спасения больных, отказывающихся от пищи, Ж.Э.-Д. Эскироль предложил кормить их через зонд. Он впервые обратил внимание на болезнь, которую впоследствии стали называть прогрессивным параличом.
Идеи Ф. Пинеля и Ж.Э.-Д. Эскироля нашли дальнейшее развитие в трудах их единомышленников и последователей в странах Западной
Европы, Англии и Америки и оказали большое влияние на развитие психиатрии как клинической дисциплины.
Распространителем передовых идей и реформатором в психиатрии был англичанин Джон Коннолли. Творчески разработанная им система «нестеснения», отказ от применения смирительных рубашек, масок, связывания и других форм «стеснения» больных, положили начало организованному лечению психически больных.
Однако, несмотря на влияние передовых идей, представления о сущности душевных заболеваний и особенно лечение пациентов еще долгие десятилетия оставались сугубо механическими. Философское направление в психиатрии было представлено двумя школами —
«психиков» и «соматиков». Представители первой полагали, что при душевных болезнях заболевает сама душа, причиной болезни служит
«грех». Возражающие им представители школы «соматиков» утверждали, что душа бессмертна и заболеть не может, заболевает лишь ее телесная оболочка.
В качестве лечебных мероприятий использовали различные смиряющие движения больного механические приспособления: смирительную (горячечная) рубашку, или камзол, смирительную стул, смирительная кровать, принудительное стояние на ногах в позе, напоминающей распятие. Быстро наступающие усталость и сонливость делали больного покорным и неопасным. В обиходе была кожаная маска как средство против стонов и криков. Широкое распространение в лечении душевных расстройств имели различные вращательные машины: вращательная полая машина, вращающаяся кровать и многие другие, причинявшие физические страдания больным.
6
Не последнее место в «терапевтических» мероприятиях занимали средства, причиняющие боль: втирание вызывающих жжение мазей, применение нарывных пластырей, прижигание каленым железом, а также терапия рвотными средствами. Использовались также такие методы, как погружение в холодную воду или обливание ею головы, затылка, спины больного.
Вот выписка из одного руководства: «Больного сажают на смирительный стул, привязывают, делают кровопускание, ставят 10–12 пиявок на голову, обкладывают тело ледяными полотенцами, льют на голову 50 ведер холодной воды, дают хороший прием слабительной соли».
Видный психиатр XIX в. Гейрот говорил, что кровопускание в случаях надобности надо продолжать до обморока; не следует жалеть пиявок, распределяя их вокруг бритой головы на манер венчика; полезно также в надрезы на коже всыпать порошок из шпанских мушек или втирать сурьмовую медь. Если все это не помогает, необходимо пускать в ход вращательную машину.
Наиболее передовыми в психиатрии того времени были идеи соматической школы. Выдающийся представитель этой школы Вильгельм Гризингер полагал, что в основе всякого психоза лежит какойлибо патологический процесс в головном мозге. Он явился основателем рефлексологического направления в психиатрии, считая, что вся психическая деятельность человека построена по схеме рефлекса.
Психотические картины, по мнению Гризингера, сами по себе не есть болезни, а только симптомы мозгового процесса. С другой стороны, каждая из них есть стадия единого процесса с определенным ходом развития.
Гризингер явился одним из основателей научной клинической психиатрии. Он считал, что психическая жизнь человека, так же как и животных, тесно связана с чувственным восприятием и находит свое окончательное проявление в движениях. Переход чувственного возбуждения в двигательный акт совершается путем рефлекса.
Впоследствии эти идеи были физиологически обоснованы
И.М. Сеченовым и спустя много лет сложились в стройную систему условнорефлекторной деятельности, разработанную в дальнейшем
И.П. Павловым и его школой.
Вторая половина XIX в. изобилует интересными событиями в психиатрии, связанными с плодотворной деятельностью отдельных ученых в исследовании целого ряда психических болезней.
Необходимо начать с того, что первым душевным заболеванием, этиология которого была достоверно установлена, был прогрессивный паралич. Взгляд на сифилис как на причину прогрессивного паралича впервые в 1868 г. высказал шведский ученый Кьельберг
(1827–1893). Этот взгляд окончательно утвердился, когда в 1906 г. французский ученый А. Вассерман предложил свою знаменитую ре-
7
акцию, а в 1913 г. японец Гидео Ногуши и англичанин Ж. Моро обнаружили бледную спирохету в паренхиме головного мозга больных, страдавших прогрессивным параличем.
С прогрессивным параличом связано еще одно выдающееся открытие, а именно первый терапевтический успех в психиатрии.
В 1917 г. австрийский психиатр Юлиус Вагнер-Яурегг (1857–1940) добился замечательных результатов в лечении прогрессивного паралича прививками малярии. Следует отметить, что еще до Ю. ВагнерЯурегга, в 70-х гг. XIX века в России доктор А.С. Розенблюм осуществил прививки психически больным возвратного тифа с лечебной целью.
Большое влияние на развитие психиатрии и на понимание сущности психозов оказали иследования Т. Мейнерта и К. Вернике.
Австрийский ученый Теодор Мейнерт (1833—1892) считал, что наука о психических расстройствах тогда только станет на твердую почву, когда будет изучен во всех деталях передний мозг человека, с функцией которого связана психическая жизнь. «Предшествующие исследователи в области психиатрии, — говорил он, — начинали с конца, т.е. с симптомов болезни, запутывались в середине и не умели отыскать исходный отрезок нити всего клубка». Т. Мейнерт утверждал, что все психические функции сосредотачиваются исключительно в коре головного мозга, между тем как подкорковым центрам принадлежит роль первоначальной обработки восприятий органов чувств. Иллюзии и галлюцинации, по мнению Т. Мейнерта, — первые признаки начинающегося психоза, возникают вследствие раздражения подкорковых центров. Вслед за ними, через более или менее продолжительный срок, развиваются симптомы слабоумия вследствие гибели ткани мозга. Многие функциональные расстройства, по его мнению, возникают вследствие нарушения питания мозговых центров. Он выдвинул очень оригинальную теорию взаимодействия корковых и подкорковых структур, которая представляет определенный интерес и до настоящего времени. Однако в то время уровень развития микроскопической техники не мог обеспечить веских доказательств в пользу теорий, выдвинутых Т. Мейнертом.
Другим представителем анатомо-физиологического направления в психиатрии был немецкий психиатр и невролог Карл Вернике. Он ввел ряд клинических понятий: «сверхценные идеи», «гиперметаморфоз», описал клинику и патоморфологию энцефалопатии, сенсорной афазии, названных впоследствии его именем.
Развитие психиатрической помощи в России отличалось от развития ее в Западной Европе. В конце XVIII в. в губернских городах стали учреждаться при общих больницах особые дома или отделения для «умалишенных». Заведовали ими с самого начала врачи. Первый такой дом был построен в Петербурге в 1782 г.
8
В России основные принципы системы «нестеснения» быстро нашли широкое признание. В 1839 г. один из родоначальников Петербургской школы психиатров И.Ф. Рюль говорил: «Никто не имеет права не только подвергать больных телесному или другому какомулибо наказанию, но не должно даже ни бранить, ни упрекать их, не надобно также ни подтверждать, ни отвергать их ложные мысли ..., а если они делают безумные вопросы, то всего лучше извиниться незнанием ...»
В этот период необходимо отметить деятельность московского психиатра В.Ф. Саблера, главного врача Преображенской больницы, одной из старейших психиатрических больниц (организована в
1808 г.).
В.Ф. Саблер придавал большое значение психогенным факторам в этиологии психических заболеваний. Он советовал помнить: «лечим не болезнь, а Петра или Павла». Чрезвычайно интересны его мысли о том, что психозы могут кончиться выздоровлением после соматического заболевания, сопровождающегося повышением температуры. Спустя полвека эти мысли нашли свое претворение в гипертермической терапии прогрессивного паралича, утвержденной
Ю. Вагнером-Яуреггом.
Особенно большие перемены в деле организации психиатрической помощи наступили в так называемый земский период русской медицины, который начался в период организации земств, т.е. с
1864 г.
Чтение университетского курса психиатрии в России началось в
1857 г. при Петербургской медико-хирургической академии. Поручено оно было профессору Ивану Михайловичу Балинскому.
И.М. Балинский вложил много труда в дело организации психиатрической помощи и развитие научных исследований в области психиатрии.
Психиатрическая клиника Петербургской военно-медицинской академии стала истинно научным учреждением в период деятельности И.П. Мержеевского. Он был ярким представителем клиникоморфологического направления в психиатрии. В 1872 г. на конгрессе он демонстрирует пирамидные гигантские клетки коры, описанные в 1870 г. В.А. Бецом. И.П. Мержеевский подготовил в России более
50 специалистов-психиатров, из которых одиннадцать были преподавателями и профессорами. Клиника И.П. Мержеевского стала одним из центров русской научной и практической психиатрии.
В Москве чтение психиатрии как самостоятельного курса было начато в 1888 г. Сергеем Сергеевичем Корсаковым (1845—1900). Это был выдающийся психиатр, гуманист и реформатор в психиатрии, утвердивший в России принцип системы «нестеснения». Он предпринял первую попытку обосновать нозологическое направление в
9
психиатрии. Его именем — «корсаковская болезнь» — на международном медицинском конгрессе в 1897 г. был назван описанный им полиневритический алкогольный психоз. Подобного рода нарушения, наблюдаемые при других психических заболеваниях, получили название синдрома Корсакова.
Учение И.М. Сеченова о рефлексах головного мозга С.С. Корсаков оценивал как исходную теоретическую позицию для исследования нормальной и патологически измененной психической деятельности. Вокруг С.С. Корсакова сплотились активные силы практиков, организаторов психиатрического дела в стране. Он воспитал большое число плодотворно развивших его научное наследие учеников
(В.П. Сербский, Н.Н. Баженов, А.Н Бернштейн, А.А. Токарский,
С.А. Суханов, П.Б. Ганнушкин и др.), труды которых составили замечательный вклад в сокровищницу русской и мировой психиатрии.
Примером сочетания научной и практической деятельности была короткая, но яркая деятельность петербургского психиатра Виктора
Хрисанфовича Кандинского. Его труд по общей психопатологии
«О псевдогаллюцинациях», получивший мировое признание, сохранил до настоящего времени большое научное значение.
Реформы психиатрической помощи в данный период были связаны с именами врачей-психиатров В.И. Яковенко, П.И. Якобия,
П.П. Кащенко, М.П. Литвинова.
Эти выдающиеся организаторы психиатрического дела преобразовали имеющиеся дома умалишенных в подлинные лечебные учреждения и добились постройки новых психиатрических больниц.
Некоторые из этих лечебниц в настоящее время носят их имена.
Важным этапом в развитии психиатрии было так называемое клинико-нозологическое направление. Основными задачами клинического метода являются: 1) изучение клинических симптомов болезней; 2) прослеживание всего хода, этапов развития и последовательного чередования картин болезни; 3) осмысливание болезненного процесса в целом, включая симптоматологию, течение и исход.
В Германии Людвиг Кальбаум впервые описал кататонию и ввел в психиатрию понятие симптомокомплекс. Его ученик Е. Геккер описал особую форму психоза, наблюдаемую в юношеском возрасте, — гебефрению.
Представителем клинико-нозологического направления в России был С.С. Корсаков, впервые описавший алкогольную энцефалопатию, а также заболевание, позже названное шизофренией.
Большое значение в дальнейшей разработке нозологического направления имела деятельность Эмиля Крепелина. Им впервые разработана четкая систематика психических заболеваний, основанная на нозологическом принципе. В основу отграничения одного болезненного состояния от другого были положены закономерности их
10
течения и исхода. Нозологическая систематика психических болезней расширила возможности изучения этиологии и патогенеза и способствовала разработке методов лечения психических заболеваний. Следуя М. Кальбауму, Э. Крепелин считал, что течение и исход болезни строго соответствуют ее биологической сущности. В 1896 г. он писал, что душевная болезнь представляет собой закономерный биологический процесс, разделяющийся на несколько видов, имеющих каждый определенную этиологию, характерные физические и психические признаки, типическое течение, патолого-анатомическую основу, и тесно связанный с самой сущностью процесса, заранее предопределенный исход.
На основании тщательного катамнестического изучения многочисленных историй болезни и клинического сопоставления Э. Крепелин пришел к убеждению, что ряд заболеваний — кататония, гебефрения, ряд бредовых форм параноического характера и острое помешательство — имеют один исход, а именно заканчиваются слабоумием и глубоким изменением личности. В 1898 г. эту группу заболеваний Э. Крепелин назвал ранним слабоумием.
С утверждением Э. Крепелином нозологического принципа психиатрия сделала огромный шаг вперед. Группу периодических психозов: маниакальные, депрессивные и циркулярные, Э. Крепелин в
1899 г. объединяет в одно заболевание — маниакально-депрессивный психоз. Большой вклад внес Э. Крепелин и в учение об эпилепсии и неврозах. Труды Э. Крепелина ознаменовали собой целую эпоху в психиатрии.
Ученики Э. Крепелина — Ф. Ниссль, А. Альцгеймер и К. Бродман — внесли неоценимый вклад в учение о нормальной и патологической анатомии мозга.
Франц Ниссль является основателем и творцом патологической анатомии душевных болезней. Предложенный им метод исследования нервных клеток до настоящего времени считается одним из основных.
Алоиз Альцгеймер дал классическое описание гистопатологии прогрессивного паралича и на основании патолого-анатомических изменений выделил особую форму слабоумия позднего возраста, названную болезнью Альцгеймера.
Корвиниан Бродман на основании изучения огромного сравнительно-анатомического материала подразделил поверхность мозговых полушарий на 50 полей, отличающихся одно от другого клеточным строением и, следовательно, функцией. Его атлас цитоархитектоники мозга и в настоящее время широко используется для научных исследований при изучении нормальной и патологической анатомии мозга.
Эпоха Э. Крепелина ознаменовалась наряду с крупными научными достижениями также большими успехами в деле ухода за пси-
11
хически больными. Психически больных, подобно пациентам с соматическими заболеваниями, стали переводить на постельное содержание. «Сумасшедшие дома» из мест заключения стали превращаться в учреждения больничного типа. В России энергичным защитником постельного содержания психически больных был
С.С. Корсаков. Известному русскому психиатру, ученику С.С. Корсакова А.Н. Бернштейну принадлежат следующие слова: «Постельное содержание — последний лозунг вековой борьбы за свободу и человеческие права душевнобольного».
Почти повсеместно к уходу за душевнобольными стали привлекать женский персонал.
Большое влияние на развитие психиатрии оказали труды замечательного швейцарского психиатра Эугена Блейлера. Широко используя методы психологического исследования, он обратил внимание на то, что при раннем слабоумии происходят своеобразные нарушения психической деятельности: аутизм, паралогичность мышления, амбивалентность и др. В 1911 г. он предложил называть раннее слабоумие схизофренией (шизофренией).
Первые десятилетия ХХ в. были знаменательны большими достижениями в области изучения пограничной психиатрии: неврозов, реактивных состояний и психопатий. Большой вклад в учение о психопатиях внесли Э. Крепелин и П.Б. Ганнушкин (1933).
Необходимо отметить, что определенное влияние на развитие психиатрии оказало учение Б. Мореля и В. Маньяна о так называемых дегенеративных психозах. Б. Морель, в частности, полагал, что те или иные психические особенности личности наследственно определены и сочетаются с определенными физическими признаками
(«дегенеративные стигматы»: асимметрия лица, неправильная форма ушей и т.п.). Психозы, считавшиеся до Б. Мореля в большинстве случаев следствием моральных потрясений или каких-либо физических причин, начинают рассматривать как проявления предопределенных факторов — отдельных звеньев длительного биологического процесса. Учение о дегенерации внесло в психиатрию определенную антропологическую направленность. Эти идеи оказали большое влияние на развитие как клинической психиатрии, так и криминологии.
Учение Б. Мореля явилось основой для построения теоретической концепции о прирожденных типах уголовного преступника.
В результате была создана уголовно-антропологическая школа (основоположник Ц. Ломброзо). Согласно этой теоретической концепции, которая получила название «ломброзианство», склонность к совершению преступлений — врожденное, унаследованное свойство, а не результат воспитания, социальных факторов, способствующих классовому неравенству, появлению нищеты, безработицы и социального угнетения.
12
Научная и идеологическая несостоятельность ломброзианства была в последующем убедительно показана в трудах многих исследователей и, в частности, отечественного анатома и антрополога
Д.Н. Зернова.
Учение о дегенерации с переоценкой роли биологических факторов дало основание Э. Кречмеру создать теорию о конституциональных типах. В 1921 г. выходит его исследование «Строение тела и характер». В этой работе автор связывает темперамент и характер с определенным типом телосложения человека. Эти взгляды Э. Кречмера положили начало конституционально-биологическому течению в психиатрии. В то же время углубленное изучение с помощью психологического метода большого контингента больных с различными конституциональными особенностями положило основу нового направления в психологии — медицинской психологии. В 20-х гг. ХХ в.
Э. Кречмер опубликовал книгу «Медицинская психология», где он освещает различные аномалии психической жизни. Переоценивая роль врожденных конституциональных факторов, Кречмер недооценивал значение социальных условий в формировании личности.
Большое влияние на формирование психиатрической мысли, особенно в Западной Европе и Америке, имело так называемое генетическое течение. В основе его лежат концепции Т. Моргана и Г. Менделя о неизменности наследственных начал. Психические болезни, согласно этой концепции — наследственные и заболевание ими потомков фатально неизбежно.
Действительно, наследственность имеет большое значение в процессе формирования психики, однако далеко не определяющее.
Психический облик человека со всеми его особенностями и качествами формируется постепенно. Это сложный и длительный процесс, в основных чертах завершающийся лишь к 20—25 годам жизни, на который большое влияние оказывают факторы внешней среды
(семья, школа, производство и др.), биологическое и физическое состояние организма.
Согласно современным представлениям, наследственность является своего рода фундаментом, на котором закладывается физический и психический облик индивида. На формирование последних большое влияние оказывает внешняя среда.
Несомненно, что неблагоприятная наследственность может влиять на возникновение и развитие психических болезней, однако здесь нередко решающее значение оказывают неблагоприятные условия жизни, воспитания, соматические заболевания, ослабляющие иммунобиологические силы организма.
Клиническая практика дает немало примеров, когда в наследственно отягощенных семьях растет здоровое поколение и на фоне благоприятной наследственности возникают душевные болезни.
13
Рациональное воспитание ребенка с отягощенной наследственностью может предупредить развитие у него в последующем психической болезни.
На мировоззрение отдельных кругов психиатров Запада оказывало немалое влияние психоморфологическое течение (основоположники К. Клейст, К. Вернике, Петцль). Сторонники этого течения стремились при всех сложных проявлениях психических заболеваний найти ограниченные, локальные очаги поражения в мозге. Механистичность этой концепции сочетается с представлением о «спонтанной» деятельности мозга, игнорирующими основной принцип учения о высшей нервной деятельности — принцип рефлексов. Большое распространение на Западе и особенно в США получило направление психиатрии, называемое «психоанализ» или «фрейдизм».
Родоначальник этого направления — австрийский невролог
З. Фрейд. По З. Фрейду, поведение человека определяется конфликтом, столкновением разумной оценки окружающего с темными неосознаваемыми влечениями и инстинктами. Среди них основную роль играет половое влечение. Жизнь человеческого общества, якобы, устроена так, что владеющие человеком влечения не могут быть реализованы, они вытесняются в «подсознательное», и их носитель не знает об их содержании. Вытеснение влечения проявляется главным образом в сновидениях или в виде болезненных симптомов. Чтобы вылечить человека, избавить его от болезненных симптомов, нужно сделать явными его тайные влечения. Для этого необходимо расшифровать «символику» симптома, чем и занимается психоанализ.
З. Фрейд утверждал, что его учение не может быть основано ни на физиологии, ни на научной психологии. Свое психологическое учение он назвал метапсихологией, т.е. находящейся за пределами психологии.
Психоаналитики по существу стояли на позиции «пансексуализма». Продолжатели идей З. Фрейда стремились преодолеть его
«пансексуализм», подчеркивая значение в возникновении и развитии психических расстройств социальных факторов, конфликтов личности и коллектива («воля к власти» К. Юнга), роль воспитания и культуры (Е. Фромм, Г. Салливан и др.).
Один из идеологов в США А. Мейер (психобиологическое, или психодинамическое, течение) пытался увязать концепцию З. Фрейда с данными физиологии и социологии. Он рассматривал психическую болезнь как итог антагонистического развития, в котором ведущее место отводится бессознательным влечениям и инстинктам. Эти теории основываются на учении З. Фрейда о психоанализе, ведущей роли бессознательного в формировании психической деятельности человека как в норме, так и, особенно, при психическом заболевании.
Они являются по существу неофрейдизмом различных направлений.
14
В зарубежной психологии и психиатрии большое распространение получил также экзистенциализм (Л. Бинсвангер, Штраус, Фишер, Кун). В качестве основного звена своей философии экзистенциализм выдвинул учение о человеке, существование (экзистенция) которого трактуется как чисто индивидуальное бытие, изолированное от общества и других людей. Сторонники экзистенциализма в своем учении о так называемых пограничных ситуациях, своеобразно толкуя данные психопатологии, выхолащивают социальное содержание жизни человека, пытаются доказать, что его индивидуальное существование есть лишь «бытие для смерти». Они проходят мимо того факта, что общественные условия могут не только вызывать, но и облегчать страдания, имеющие физиологическую основу.
На понимание сущности физиологических механизмов высшей нервной деятельности и вместе с тем на развитие психиатрии большое влияние оказали работы И.М. Сеченова и И.П. Павлова.
В 1863 г. вышла в свет замечательная книга крупнейшего физиолога второй половины XIX века И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Эта работа стала основой отечественной нейрофизиологии и психологии.
Выдающийся русский нейроморфолог, нейрофизиолог, невропатолог, психолог и психиатр В.М. Бехтерев, опираясь на учение
И.М. Сеченова, развил и построил «объективную психологию». Рефлекторная теория стала прочной основой понимания как нормальных, так и патологических психических явлений.
И.П. Павлов, развивая положения И.М. Сеченова, разработал оригинальную методику, пользуясь которой стало возможным проникать в сущность рефлекторной функции головного мозга. Работы
И.П. Павлова не только осветили закономерности процессов высшей нервной деятельности животных и человека, но и создали основу для объединения различных разделов науки о мозге. Они стали подлинно научной базой общей психологии и медицинской психологии в частности.
Учение основоположников физиологии высшей нервной деятельности создало фундамент научной психиатрии и открыло пути дальнейших исследований в этой области.
В 1919 г. в Москве было положено начало принципиально новому разделу психиатрической помощи — внебольничной психиатрической помощи. Внебольничная психиатрическая помощь сформировалась в виде невропсихиатрических диспансеров, открытых во всех крупных городах страны. Впервые были созданы такие формы диспансерной работы, как ночной санаторий, дневной стационар, лечебно-трудовые мастерские при диспансерах, а также открыта широкая сеть диспансерных и стационарных учреждений для психически больных детей и детей-невротиков.
15
Советский период развития психиатрии характеризуется созданием ряда научно-исследовательских центров, разрабатывающих вопросы теоретической и практической психиатрии.
Ведущую роль в клинической и организационной психиатрии после революции играла московская школа психиатров, во главе которой стоял ученик С.С. Корсакова Петр Борисович Ганнушкин.
П.Б. Ганнушкин, развивая идеи С.С. Корсакова, оставил большое наследие в области так называемой малой психиатрии. Его замечательная книга «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» (1933), до настоящего времени считается одной из лучших по данному вопросу и содержит большой материал для будущих исследований.
П.Б. Ганнушкин воспитал много талантливых ученых (Н.И. Озерецкий, О.В. Кербиков, С.Г. Жислин, Д.С. Озерецковский, Ф.Ф. Детенгоф, И.М. Зиновьев, В.М. Морозов и др.), занявших кафедры во многих вузах страны.
В советский период работали такие замечательные клиницистыпсихиатры, как В.А. Гиляровский, В.П. Осипов, Т.И. Юдин,
В.П. Протопопов, Ю.В. Каннабих, М.О. Гуревич, Е.А. Попов,
М.М. Асатиани, Е.К. Краснушкин, М.Я. Серейский, П.Е. Снесарев.
Большое влияние на развитие психиатрии оказали исследования
И.П. Павлова и его учеников: А.Г. Иванова-Смоленского, В.К. Быкова, Л.А. Орбели, П.К. Анохина, Э.А. Асратяна. Трудами этих исследователей заложены основы понимания процессов высшей нервной деятельности как в норме, так и при патологических состояниях.
Российскими психиатрами много сделано в области дальнейшего исследования распространенности, этиологии, патогенеза, динамики и течения довольно распространенных психозов, таких как, например, шизофрения и маниакально-депрессивный психоз. Это работы В.П. Осипова, В.А. Гиляровского, П.А. Останкова, В.П. Протопопова, А.В. Снежневского, О.В. Кербикова, В.М. Морозова,
Л.А. Рохлина, В.М. Банщикова, В.П. Глазова, А.А. Меграбяна,
П.Ф. Малкина, И.И. Лукомского, Г.А. Ушакова, Г.В. Морозова,
Т.Я. Хвиливицкого, Н.М. Жарикова, Р.А. Наджарова и др.
Большие успехи достигнуты в изучении так называемых пограничных состояний: неврозов, реактивных состояний, психопатий, а также инфекционных и интоксикационных психозов (В.А. Гиляровский, Т.И. Юдин, Р.Я. Голант, С.Г. Жислин, О.В. Кербиков, И.А. Полищук, И.В. Стрельчук, А.А. Портнов, Н.И. Фелинская, Н.Д. Лакосина, В.В. Ковалев, Ю.А. Александровский и др.). Усилия русских психиатров направлены прежде всего на профилактику и предупреждение психических заболеваний, повышение эффективности лечения больных, а также на разработку принципов наиболее эффектив-
16
ных методов организации психиатрической помощи и трудоустройства душевнобольных (социальная реадаптация).
Преподавание психиатрии на стоматологических факультетах медицинских институтов было введено в начале 50-х гг. XX в. Инициатором введения этой дисциплины в учебный план подготовки врачастоматолога был один из организаторов Московского медицинского стоматологического института (ММСИ), крупнейший советский стоматолог профессор А.И. Евдокимов. Внимание стоматологов к проблемам психиатрии было привлечено особенностями психики у больных с тяжелыми косметическими дефектами лица, неприятными ощущениями со стороны жевательного аппарата, запахом изо рта и др. Эти болезненные состояния нуждались в тщательном изучении, и вместе с тем возникла необходимость в разработке мер по их профилактике и лечению.
Немалое влияние на положительное решение вопроса о введении психиатрии в число дисциплин, преподаваемых на стоматологическом факультете, оказала докторская диссертация И.И. Лукомского
«Психозы при обезображивающих травмах лица».
Утверждение психиатрии в системе подготовки врача-стоматолога прошло определенный путь развития. С 1945—1955 гг. предмет преподавали факультативно в виде лекционного курса. В ММСИ, где не было кафедры психиатрии, к чтению лекций был привлечен один из видных психиатров-павловцев Е.К. Краснушкин, а затем С.В. Курашов, Т.А. Невзорова, Н.Д. Лакосина.
С 1955 г. помимо чтения лекций по основным разделам психиатрии в учебный план были включены основы психиатрической помощи в СССР, принципы работы психиатрических больниц и стационаров, осуществлялись разборы-демонстрации больных с наиболее часто встречающимися душевными заболеваниями. Следует отметить, что начиная с 1955 г. психиатрия как специальный предмет была включена в экзаменационную сессию.
Определенный вклад в отечественную психиатрию внесли исследования сенсорной депривации, в частности психических расстройств при слепоте и глухоте (В.Ф. Матвеев, Л.М. Барденштейн,
Г.В. Козловская, Д.Ч. Теммоев, К.Г. Дзугаев и др.).
В связи с привлечением внимания психиатров к стоматологическим проблемам в отечественной литературе появляются научные исследования, посвященные вопросам изменения психики при врожденных и приобретенных дефектах лица, состоянию стоматологической сферы у душевнобольных и др. (В.Ф. Матвеев, С.В. Попилина, Г.Г. Иванова и др.). Эти исследования пополняют психиатрию новыми клиническими данными.
Психиатрия прошла сложный и трудный путь развития. На каждом этапе она обогащалась новыми данными и фактами о сущности
патогенетических механизмов развития отдельных психотических состояний, а также новыми взглядами на их профилактику и лечение. Целая эпоха в развитии психиатрии начинается с начала 50-х гг.
ХХ в. и продолжается вплоть до настоящего времени — эпоха активного лечения психозов нейролептиками и другими психофармакологическими средствами. В этот период идет активное наступление на психические болезни со стороны психиатров и ученых смежных дисциплин.
Отечественная психиатрия, используя замечательные клинические традиции С.С. Корсакова, В.М. Бехтерева, П.Б. Ганнушкина и других выдающихся ученых, продолжает свое развитие во благо душевного здоровья людей.
18
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

перейти в каталог файлов


связь с админом