Главная страница
qrcode

КУРСОВАЯ ИСТОРИЯ. Анатомия человека наука, изучающая форму и строение тела человека в связи с его функциями и закономерностями развития


Скачать 38.56 Kb.
НазваниеАнатомия человека наука, изучающая форму и строение тела человека в связи с его функциями и закономерностями развития
Дата30.05.2021
Размер38.56 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаКУРСОВАЯ ИСТОРИЯ.docx
ТипДокументы
#47036
Каталог


Введение


Анатомия человека - наука, изучающая форму и строение тела человека в связи с его функциями и закономерностями развития.

Изучая строение отдельных органов и систем в тесной связи с их функцией, анатомия рассматривает организм человека как единое целое, развивающееся на основе определенных закономерностей под влиянием внутренних и внешних факторов на протяжении всей эволюции.

Целью предмета является изучение строения органов и систем человека, особенностей строения тела человека в сравнении с животными, выявление возрастной, половой и индивидуальной изменчивости анатомических структур, изучение адаптации формы и строения органов к меняющимся условиям функции и существования. Такое функционально-анатомическое, эволюционное и каузальное рассмотрение фактических данных о морфологических особенностях организма человека имеет огромное значение для клиники, так как способствует пониманию природы здорового и больного человека.


1. Анатомия в Древней Руси

Анатомия в первобытной медицине представляла общинным и родоплеменным лекарям набор эмпирических знаний о жизненно важных частях тела, повреждение которых приводило к смерти или увечью, тяжелой болезни. Анатомические знания получали при вскрытиях трупов животных и людей, оказании помощи раненым и больным. И хотя знали мало, но уже умели делать операции, вплоть до трепанации черепа, ампутаций конечностей, перевязки сосудов.

Тогда же, очевидно, появились первые, примитивные способы бальзамирования и консервации, основанные на употреблении холода, травяных настоев, соли, воска и меда. Они были известны древним скифам и славянам. Лекарская работа скифских медиков по удалению зубов, наложению повязок, обработке ран, вправлению вывихов и переломов костей отражена в рисунках на древних вазах выкопанных под Керчью. Геродот - знаменитый историк древней Греции описал скифские способы бальзамирования очень похожие, как теперь установлено, на древние алтайские.

С возникновением государств (Киевская Русь, древнерусские княжества) происходило не только накопление анатомических знаний, но и их обобщение, знакомство с анатомией и медициной других народов. С принятием христианства к русским лекарям стали поступать рукописные издания Гиппократа, Аристотеля, Галена, знаменитых врачей Византии: Григория Назианзина, Ионны Дамаскина, Диоптра Филиппа, Иона Болгарского. Они переводились, как правило, монастырях. На основе переводов создавались собственные издания.

В «Шестодневе» И. Болгарского наряду с правильным анатомическим описанием много неверного. Так, например, трахея и бронхи названы сосудами артериальными, сердце -- «князь и владыка» человеческого тела, печень и селезенка описаны над диафрагмой. Но, несмотря на недостающие сведения и ошибки, «Шестоднев» для своего времени давал правильные представления о строении человека, что использовалось для лечения. Не менее популярен и «Физиолог» этого же автора, который вместе с другими книгами составляли библиотеку Ярослава Мудрого.

«Шестоднев» Георгия Писида написан стихами под определяющим влиянием трудов древнегреческих и древнеримских ученых и врачей. В нем сильнее отражено функциональное назначение органов.

Однако с развитием христианства на Руси возникли запреты на вскрытия мертвых, вивисекцию; были утрачены славянские и скифские способы бальзамирования с использованием трав, смолы, местных благовоний из воска и меда.

Бальзамирование тел Древлянской княгини Ольги, её сына Владимира I, уже было поверхностным, т. к. церковь запрещала вскрытия.

С развитием иконографии анатомические знания о пропорциях тела, его пластике потребовались художникам, иконописцам. Изучение строения тела для его художественного изображения нередко связывало внешний вид человека с его внутренним духовным миром, что талантливо отражено в православных иконах Феофана Грека, Дионисия и особенно Андрея Рублева.

В централизованном Pусском государстве (ХV-ХVI веке) появляются переводные рукописи трудов Гиппократа, Галена. Так Кирилл Белозерский, игумен крупнейшего северного монастыря, перевел сборник комментариев Галена - «Галиново на Ипократа». Рукописные переводы Аристотеля («Врата», «Проблемата») отражают общее строение человека, дают рекомендации по лечению некоторых болезней. Появляются рукописные лечебники игумена Даниила в древнерусской «Пчеле». Некоторые анатомические сведения излагались в «Люцидарии», «Вepтограде» -- переводных рекомендациях древнегреческих и древнеримских ученых и врачей.

Другой источник анатомо-медицинских знаний апокрифы - сборники, извлечения из трудов древних авторов, которые дополнялись собственными данными и назывались «Изборники», «Травники».

В середине XVI века существовало не менее 250 таких сборников, лечебников. Переводам на славянские языки много способствовал Г. М. Дрогобыч, доктор медицины и философии, бывший некоторое время ректором Болонского университета, а потом работавший в Краковском университете, где у него учился знаменитый белорусский врач, первопечатник и философ Франциск Скорина.

В начале ХYII (1620 год) века организуется Аптекарский приказ - первое государственное медицинское управление. В 1654 г. открывается Московская казенная школа лекарей и подлекарей, которая за 50 лет выпустила более 100 специалистов. Анатомию в ней преподавал поляк Стефан, для наглядности обучения используя кости и рисунки. Епифаний Славенецкий в 1658 г. переводит на русский язык книгу по анатомии А. Везалия «Эпитоме», которая долгое время служит пособием для обучения в госпитальных школах. С организацией Академии наук издается новый учебник по анатомии, который написал голландец Н. Бидлоо -- личный врач (лейб-медик) императора Петра I.

2. Первые этапы развития анатомии в России в XVIII веке

Петр I всю жизнь испытывал огромный интерес к медицине, поэтому за границей он много времени уделял посещениям известных в то время врачей и естествоиспытателей. Особенно часто в Амстердаме он бывал у анатома Ф. Рюиша (1638-1731), слушал его лекции, посещал операции и аутопсии. Н. А. Богоявленский "пишет, что"...о каждом случае вскрытия Петр I получал специальное извещение через посредничество Рюиша. В одном из госпиталей для царя была проделана тайная дверь, через которую он проникал на аутопсии". Знакомство с Рюишем имело определенное значение для развития анатомии в России. Рюиш был одним из убежденных последователей Везалия. Он в совершенстве владел техникой приготовления анатомических препаратов, создал весьма разнообразную коллекцию отлично выполненных музейных экспонатов - врожденных аномалий, пороков развития и т. д. Тератология была в то время одним из направлений в деятельности голландских анатомов. Петр I приобрел коллекцию Ф. Рюиша, она составила фонд Кунсткамеры - своеобразного Петровского музея редкостей. Цель создания Кунсткамеры - не развлечение для зевак, а просветительная, чтобы каждый посетитель мог получить "в натуральной истории систематическое понятие". Так оценивает действия русского царя, "действительно великого человека", по Энгельсу, А.А. Нартов в своей книге "Рассказы о Петре Великом". Петербургская Кунсткамера сыграла несомненно положительную роль в естественнонаучном просвещении широких кругов русского общества. С петровских времен сохранились эмбриологические и тератологические коллекции, которые создавались по специальному указу царя от 13 февраля 1718 г. Эти коллекции представляли большую научную ценность.

Во время пребывания за границей Петр I бывал также в Лейдене в анатомическом театре доктора Г. Боэргава (Бургава, 1668 - 1738), слушал его лекции. Встречался и беседовал со знаменитым А. Ван-Левенгуком, который демонстрировал ему усовершенствованные модели микроскопов, а также картины строения органов, видимые под микроскопом. В 1698 г. Петр I посетил университет в Оксфорде (Англия) и беседовал с Ньютоном. При поездке за границу в 1711 г. он познакомился с Лейбницем.

Французская академия наук в знак поощрения естественнонаучных интересов русского царя приняла его в 1717 г. в члены академии.

"Первое путешествие царя окончилось в 1698 г., а уже в январе 1699 г. он организует, в Москве настоящий курс лекций для бояр по анатомии с демонстрациями на трупах". Это свидетельствует о первых случаях анатомирования человеческого тела в России врачом в учебных целях и в "приказном" порядке, исходившем от самого царя. Кроме того, Петр I много раз присутствовал на вскрытиях в Московском анатомическом театре и научился "методически разлагать человеческие тела", производить хирургические операции. Конечно, такое благожелательное отношение к науке со стороны главы государства определило благоприятные условия для ее развития.

Создались предпосылки для дальнейшего организационного оформления научных исследований, открытия новых научных учреждений.

В дальнейшем эти мероприятия продолжались в организации госпиталей, медицинских школ, Академии наук. В этих учреждениях, созданных под руководством и при участии Петра I, развернулись все исследования по анатомии, а также проводилось ее изучение как предмета преподавания.

Учреждая Академию наук, Петр I смотрел далеко вперед. Незадолго до смерти он предсказывал: "Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науке, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы" (Б.Д. Петров).

3. Развитие анатомии в России в XIX - начале XX века

Как XVIII век, так и первая половина XIX века в развитии отечественной морфологии составили важный этап, когда в России создавались собственные национальные кадры исследователей и преподавателей анатомических дисциплин, утверждалась оптимальная и общепринятая терминология и т. д. Без этих необходимых предпосылок не могла развиться отечественная морфология с ее оригинальными школами и направлениями.

Период накопления фактических данных с помощью обычной препаровки в начале XIX века завершился. Велся поиск новых методов исследования структуры. Вместе с тем возникала необходимость в основательном вооружении врачей всем богатством анатомических знаний.

Дальнейший подъем русской национальной культуры в начале XIX века потребовал расширения сети высших учебных заведений. Открываются новые университеты: в Вильнюсе в 1803 г., Дерпте - 1802 г., Казани - 1804 г., Харькове- 1805 г., Петербурге - 1819 г. и Киеве - 1834 г. Открытие университетов было направлено на подготовку специалистов развивающейся отечественной промышленности и торговли, а также на изучение природных богатств страны. Медицинские факультеты открываемых университетов, обеспечивая страну медицинскими кадрами, выполняли огромной важности государственную задачу по укреплению здравоохранения, которое в условиях развивающегося капитализма приобретало все больший вес и значение в жизни страны.

В первой трети XIX века в России начали формироваться оригинальные анатомические школы, которые занимались разработкой основных направлений в развитии науки. В этот период очерчивается круг интересов общей биологии как науки о законах жизни и развития живых тел. Больших успехов достигла сравнительная анатомия. Утверждалась идея единства происхождения организмов.

4. И.В. Буяльский, его роль в установлении прикладного направления в анатомии

После ухода П.А. Загорского в 1833 г. в отставку кафедру анатомии Петербургской медико-хирургической академии возглавил весьма одаренный ученый-анатом и блестящий хирург-практик И.В. Буяльский (1789 - 1866). Он оставил в отечественной анатомии глубокий след, разработав методы бальзамирования трупов, новые способы изготовления тонких коррозионных анатомических препаратов, новые образцы хирургических инструментов. Мировую славу имели богато изданные И.В. Буяльским "Анатомико-хирургические таблицы", первый оригинальный отечественный атлас по оперативной хирургии. Это издание вызвало сенсацию. Отзывы дали хирурги Лангенбек, Гуфеланд и др. При изучении таблиц чувствуется прекрасное знание И.В. Буяльским анатомии, совершенное владение техникой анатомического препарирования, огромный опыт хирурга-практика, постоянно стремящегося к совершенствованию операционных методов, не боящегося трудностей. И.В. Буяльский подчеркивает значение анатомии, как прикладной науки, и, исходя из этого, объединяет данные оперативной хирургии и топографической анатомии. "Анатомико-хирургические таблицы" представляют собой монографию большого формата (68 X 32 см), состоящую из двух частей - текстового (на русском и латинском языках) и собственно таблиц (36 рисунков на 14 таблицах). Тогда были учебники по анатомии П.А. Загорского и по хирургии И.Ф. Буша, но рисунков они не имели. Таблицы Буяльского были оригинальным, новым по форме и содержанию учебным пособием. В таблицах даны топографо-анатомические указания, как делать перевязку, даны рисунки инструментов.

В "Таблицы" включены плоды семилетней работы автора по изучению аневризм. И.В. Буяльский написал диссертацию об аневризмах в 1823 г. В ней он дал оригинальную теорию их патогенеза, основанную на изучении большого анатомического материала, сделав тем самым существенный вклад в учение о сосудах тела человека. В 1825 г. И.В. Буяльский просил конференцию Медико-хирургической академии об издании атласа и представил в виде образца 12 рисунков. В 1823 г. вышла в свет I часть труда. В предисловии к "Таблицам" Буяльский писал:

"А как анатомия есть наука, которая без всегдашнего упражнения весьма удобно уходит из памяти, хотя бы долго и прилежно молодые врачи ею занимались, то всяк из оных, желая сделать какую-либо важную операцию, должен, во-первых, под руководством какого-либо опытного наставника, сделать несколько примерных операций на кадаверах, чтобы все важные моменты операции, положение частей и отложение их правильно припомнить и вновь рассмотреть..." После выхода в свет "Таблиц" Военно-медицинский журнал в 1828 г. № 2 - 3, ч. X писал: "Издание сие можно назвать великолепным, и оно делает честь не только сочинителю, но и всей Российской хирургии". При чтении курса описательной анатомии И.В. Буяльский обращал внимание на топографические особенности строения тела человека. Под руководством И.В. Буяльского на кафедре прошли прозекторскую подготовку воспитанники Академии - П. А. Наранович, Н. Проценко, Л. Рклицкий, И. Переверзев. И. Переверзев впервые в Академии начал изготовлять микроскопические препараты, которые были высоко оценены конференцией профессоров, в частности Н.И. Пироговым.

В 1844 г. И.В. Буяльский издал "Краткую общую анатомию тела человеческого". Здесь он рассматривал общие законы формы строения органических тел как стихийный материалист, развивая многие положения своего учителя П. А. Загорского, в частности его взгляды на составные части тела человека, на вопрос о постепенном развитии органического мира и на природу как единое целое. Он опубликовал также курс пластической анатомии для обучающихся в Академии художеств, выступил в качестве основоположника учения об индивидуальной изменчивости. И.В. Буяльский одним из первых применил микроскоп при изучении тканей и считал, что в организме главнейших тканей 12, т. е. в 2 раза меньше, чем считал К. Биша.

Приемник И.В. Буяльского по кафедре - проф. П.А. Наранович, также ученик П.А. Загорского, подготовил ряд профессоров: Т.С. Иллинского - для Харьковского университета, П.С. Платонова и Ф.П. Ландцерта - для Медико-хирургической академии. Ученики П. А. Загорского, работавшие в Харькове, в лице проф. И.Д. Книгина, П.А. Нарановича (младшего) и их ближайших помощников занимались главным образом описанием органов движения человека. Проф. П. С. Карейша, возглавив кафедру анатомии в Казанском университете, к сожалению, не оставил научных работ. Он погиб во время борьбы с эпидемией холеры.

5. Топографическая анатомия

Топографическая анатомия есть прикладная наука, изучающая взаимное расположение органов в различных областях человеческого тела. Синтезируя анатомические знания, она дает четкое представление о взаимоотношениях органов и связях одних органов с другими, соседними и отдаленными, а следовательно, является тем фундаментом, который позволяет практически решать сложные задачи диагностики и лечения различных заболеваний.

Как самостоятельная дисциплина топографическая анатомия получила свое развитие значительно позднее нормальной, или описательной, анатомии, так как изучение деталей взаимоотношений органов требовало, естественно, более точных знаний их строения.

Первоначально топографическая анатомия именовалась хирургической. Появление сочинений по хирургической анатомии явилось ответом на запросы практических врачей и в первую очередь хирургов, нуждавшихся в таких анатомических сведениях, которые помогали бы им в их практической деятельности. Однако первые сочинения по хирургической анатомии, появившиеся в XVIII столетии, мало отличались от сочинений по описательной анатомии. Они не представляли собой чего-либо нового или оригинального, а являлись скорее собраниями различных анатомических сведений, снабженными примерами из практической медицины и хирургии. Лишь в конце XVIII и в начале XIX столетия начали появляться отдельные монографии, посвященные описанию топографо-анатомических взаимоотношений в различных областях человеческого тела.

В развитии анатомии в России выдающуюся роль сыграл ученый лекарь Мартын Ильич Шеин (1712--1762), которого по праву можно считать создателем русской анатомической и медицинской терминологии. Он составил первый в России атлас по анатомии, а в переводных сочинениях по медицине применил термины, укоренившиеся в нашей медицинской литературе. Ему принадлежат анатомические термины: кровеносные сосуды, грудобрюшная преграда, теменная кость, основная кость, околоушная железа, брыжейка, подвздошная кишка, ободочная кишка, мочеточник, семявыносящий проток и многие другие; ему же принадлежат и такие медицинские термины, как воспаление, омертвение, свищ, перелом, отек, рана, язва, грыжа.

В начале XIX столетия представителями русской анатомической школы были крупные ученые. В Москве анатомию преподавал Е. О. Мухин, составивший оригинальное руководство по этой дисциплине.

В Петербургской медико-хирургической академии в то время преподавал анатомию профессор Петр Андреевич Загорский, создавший первую русскую анатомическую школу. Он написал первое русское руководство по анатомии в двух книгах, которое выдержало пять изданий и служило основным пособием для многих поколений врачей.

Уже в первой трети прошлого столетия русская медицинская наука обогатилась серьезными исследованиями в области топографической анатомии. Это тем более знаменательно, что в России в те времена было особенно сильно влияние иностранцев, преимущественно немцев, возглавлявших, как правило, медицинские учреждения и часто, несмотря на свою бездарность, занимавших кафедры в русских университетах. Пользуясь покровительством царской власти, эти иностранцы всячески препятствовали развитию русской медицинской науки, проявлению высоких самобытных качеств русских ученых, не допускали их на кафедры и создали даже в Петербурге свое высшее медицинское учебное заведение (Медико-хирургический калинкинский институт), куда принимались только иностранцы, готовившие себя к врачебной деятельности в России.

В то же время хирургия на Западе была далека от подлинной науки, как это убедительно показал Н. И. Пирогов в предисловии к своему труду «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Он писал: «Кто, например, из моих соотечественников поверит мне, если я расскажу, что в такой просвещенной стране, как Германия, можно встретить знаменитых профессоров, которые с кафедры говорят о бесполезности анатомических знаний для хирурга?»

Передовым представителям русской медицины приходилось вести жестокую борьбу с консервативными направлениями в медицинской науке, но русские врачи сумели выбиться на широкую дорогу научного творчества. В 1828 г. появился труд выдающегося русского хирурга и анатома Ильи Васильевича Буяльского (1789--1866), получившего серьезную анатомическую подготовку у П. А. Загорского. Труд этот, написанный одновременно на русском и латинском языке, назывался «Анатомико-хирургические таблицы, объясняющие производство операций перевязывания больших артерий, рисованные с натуры и выгравированные на меди, с кратким анатомическим описанием оных и объяснением производства операций». Эти таблицы имели большой успех не только в России, но и за границей. Позднее, в 1852 г, вышел в свет второй труд И.В. Буяльского («Анатомико-хирургические таблицы, объясняющие производство операций вырезывания и разбивания мочевых камней»); Буяльский пользовался известностью как специалист по хирургическому удалению камней мочевого пузыря.

Важнейшей заслугой И.В Буяльского является то, что его произведения и практическая деятельность подчеркнули огромное значение нового -- анатомического -- направления в хирургии, того направления, которое так блестяще было развито Н.И. Пироговым и составляет характерную особенность русской хирургической науки.

6. «Ледяная» анатомия. Н.И. Пирогов

Зимой 1835 года Пирогов приехал в Петербург. Его утверждали в звании профессора хирургии Дерптского университета.

«Профессор хирургии и теоретической, и оперативной, и клинической. Один, другого нет», -- писал он.

В ожидании затянувшегося назначения Пирогов работает, как обычно: с утра до ночи. Посещает столичные госпитали, проводит операции и читает лекции по хирургической анатомии -- предмету, дотоле неизвестному.

Слушатели собирались вечерами в небольшой покойницкой Обуховской больницы. Было душно, несветло горели сальные свечи, а молодой профессор учил их тому, о чем они не слыхивали и в зарубежных университетах.

«Я днем изготовлял препараты обыкновенно на нескольких трупах, -- вспоминал эти лекции Пирогов, -- демонстрировал на них положение частей какой-либо области и тут же делал на другом трупе все операции, производящиеся на этой области, с соблюдением требуемых хирургическою анатомией правил. Этот наглядный способ особливо заинтересовал слушателей».

В покойницкую Обуховской больницы приходили не только студенты, но и те, кто учил других. Заинтересованно слушал Пирогова лейб-хирург его величества Арендт, действительный статский советник и кавалер многих орденов -- прусского Красного орла II степени со звездою, французского Почетного легиона, шведского Вазы I степени, гессенского Филиппа Великого и персидского Льва и Солнца I степени. Это его вызывали к смертельно раненному Пушкину. Здесь были известные профессора Медико-хирургической академии И. Спасский и X. Саломон.

Для пробной лекции в Петербургской академии наук Пирогов выбрал тему пластической хирургии. Он и тут остался верен своему наглядному методу изложения. Для того чтобы показать ход операции по пластическому восстановлению носа, он купил в парикмахерской манекен из папье-маше, отрезал у него нос, лоб же обтянул куском старой галоши. Ловко и споро выкроил резиновый нос, пришил его на положенное природой место и, уловив в зале шепоток недоверия, отчеканил:

Вскоре она была опубликована -- «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». Эта работа принесла ученому европейскую известность и первую премию от Российской академии наук.

Это плотные волокнистые оболочки, в которые, как в футляры, одеты сосуды, нервы и особенно мышцы. Фасции разделяют определенные группы мышц, служат как бы естественными границами между ними. Они тесно связаны с расположением кровеносных сосудов.

До Пирогова эту область анатомии знали мало. Он же заинтересовался фасциями уже в первых самостоятельных работах по перевязке сосудов. Чем они привлекли его внимание?

Пирогов увидел в фасциях своеобразные ориентиры, расставленные самой природой по всей глубине человеческого тела. Он тщательно изучил их направление, создал теорию фасций и, по существу, открыл новый анатомический закон.

Практическая хирургия получила надежную путеводную нить, которая помогала ориентироваться в лабиринте человеческого тела.

Пирогов доказывал необходимость изучения тела и по слоям. Но как это сделать? Обыкновенный способ препарирования для этой цели не годился. Анатому приходилось удалять много соединительной ткани, которая удерживала внутренние органы. В результате нарушалась картина их взаимного пространственного расположения. Рисунок с такой неверной натуры представлял мышцы, вены, нервы более отдаленными друг от друга и от артерии, чем это было на самом деле. Получалось невероятное: нож экспериментатора, вместо того чтобы добиваться истины, искажал ее.

Пирогову удалось обойти это препятствие. Его биографы рассказывают, что на остроумное решение проблемы натолкнул его случай. Проезжая по Сенной площади, он обратил внимание на замороженные и разрубленные коровьи туши, выставленные для продажи. Их вид и подал Пирогову мысль использовать для послойного анатомирования замороженные трупы.

Пришлось создавать пилу специальной конструкции и долгие часы мерзнуть в холодном помещении, выбирая верный способ распила. «Ледяной» метод давал замечательные результаты -- можно было не опасаться, что воздух войдет во вскрытую полость, что он сожмет одни части, окажется причиной распада других.

Около десяти лет создавал Пирогов свою «ледяную» анатомию, свой «Атлас распилов». Он сделал их более тысячи. Эти распилы составили основу новой топографической анатомии, рассказывающей об истинном пространственном расположении органов, об их отношении к кровеносным сосудам и нервам.

Ученый усложнял свою задачу. В различные внутренние полости он вводил жидкости, чтобы видеть при распилах возможную степень смещения заключенных в них органов. Он замораживал трупы в разных положениях -- с конечностями то согнутыми, то разогнутыми, то отведенными назад, вперед, в сторону.

Последующие распилы давали ценные сведения о динамике органов.

Кажется, люди знали уже все о положении, форме, связи органов. Но именно Пирогов доказал, что в нашем теле нигде нет пустого, наполненного воздухом пространства, за исключением всего нескольких полостей -- носа, зева, дыхательного и кишечного каналов.

Наш соотечественник создавал новую, более совершенную анатомию, чем его предшественники, и все это богатство он отдавал на службу хирургии.

7. Разработка в XIX веке новых общебиологических теорий и их влияние на развитие анатомии

К началу XIX века главные открытия в анатомии человека были сделаны. На долю последующих поколений анатомов оставалось тщательное, максимально полное описание органов, выяснение их роли, изучение связей между элементами. Накопление знаний диктует необходимость их синтеза. Для этого нужны направляющие теории. Их рождение представляет собой открытие даже более важное, чем открытие новых фактов. Без вдохновляющих и вооружающих теорий движение науки задерживается.

8. Условия дифференциации морфологических наук. Восхождение функциональной анатомии

Такие теории в XIX веке появились. Период описательной анатомии закончился, начался новый этап - обобщения обширного фонда данных, синтеза. Родилась функциональная анатомия, ушедшая к концу века далеко от анатомии чисто описательной. Изменение классической анатомии произошло еще и потому, что от нее отпочковались гистология, эмбриология, антропология. Естественно, что это не было актом одномоментным, а происходило постепенно.

Еще продолжалось накопление новых фактов, когда Лангерганс (1847 - 1888) открыл островковые клеточные скопления в поджелудочной железе. Цукеркандль впервые описал аортальный параганглий. Сюке и Гойер обнаружили артериовенулярные клубочки в коже. Но самым обширным полем деятельности анатомов в XIX веке стала нервная система. По существу этот раздел анатомии был создан во второй половине столетия благодаря трудам Арнольда, Ауэрбаха, В.М. Бехтерева, В.А. Беца, Брока, Бурдаха, Вальдейера, Говерса, Голля, Гольджи, Грациоле, А.С. Догеля, Кахаля, Кларка, Мейсснера и др.

Казалось совершенно очевидным, что развиваться дальше единым потоком весь комплекс морфологических наук не может. Дальнейшая дифференциация наук поддерживалась совершенствованием методик исследования и разработкой теоретических концепций. Накопление фактов по каждому разделу морфологии, высокий уровень сравнительной анатомии, гистологии, эмбриологии, анатомии послужили основой для открытия законов строения и развития органической природы.

Благодаря успехам палеонтологии и сравнительной анатомии, а также открытию клеточного строения тканей и органов и подлинно революционным сдвигам в эмбриологии анатомия в середине XIX века переживает период бурного развития. Начинается дифференциация основных направлений анатомической науки в самостоятельные научные дисциплины. Клеточная теория раскрывает структурное единство телесного субстрата животных организмов. В связи с достижениями в оптике возникли новые возможности исследования тканей. Микроскопическая анатомия выделяется в 60-х годах в особую дисциплину - гистологию. Отпочковывается сравнительная анатомия, обособляется топографическая анатомия. Новое содержание вкладывается в понятие нормальной анатомии.

Эволюционное учение, пришедшее на смену старому представлению о неизменяемости форм, заставило анатомов по-иному относиться к добываемым фактам. Простое их накопление перестало служить единственной целью научных исследований в анатомии. Господство аналитического периода в развитии науки закончилось. Кризис описательной анатомии, как науки чисто созерцательной, становится очевидным. Во второй половине XIX века передовые отечественные анатомы решительно порывают с традициями описательной анатомии и объединяются под флагом функциональной анатомии.

9. Господство новых направлений в анатомии

Важно отметить, что ранее принятой тенденции к размежеванию физиологии и анатомии на этом этапе противопоставляется требование их взаимопроникновения. Физиолог и морфолог должны обязательно сотрудничать, познавая сложную жизнедеятельность организма. Несостоятельна "Физиология, не знающая о существовании анатомии"*, - писал В. Г. Белинский. Н. И. Пирогов, П. Ф. Лесгафт, Вильгельм Ру показали преимущество функционального подхода к проблемам анатомии, позволяющего проследить неразрывность формы и функций, выяснить диапазон приспособительных изменений: функциональное направление объявляется ведущим. Широко внедряется в практику морфологический эксперимент. Братья Вебер, начиная с 1836 г., стали применять механические и математические принципы анализа органов.

Значение эксперимента для анатомии гениально оценил Н. И. Пирогов. Он перевязывал артерии у животных, решая проблемы окольного кровообращения. Он регистрировал морфологические изменения при испытании действия эфира на животных. Результаты подобных исследований убедили в том, что только с помощью эксперимента удастся раскрыть сложные морфологические процессы, объяснить их и подтвердить причинно-следственные зависимости в морфогенезе и в функционировании. Данные экспериментального изучения органов вошли в фонд функциональной анатомии.

Влияние функций на органогенез на этом этапе признается несомненным и трактуется не в механоламаркистском духе. Гегенбаур (см. его "Сравнительную анатомию") считает, что процесс приспособления захватывает весь организм и его отдельные органы вследствие изменения функций и внешних условий. Морфологическая перестройка происходит медленно, ее соподчиненность вариабельности функций подчеркивается Гегенбауром почти аксиоматически. От степени приспособленности зависит выживаемость организмов. В. Ру продолжил высказывания Гегенбаура и провозгласил непрерывность адаптации не только органов, но и тканей, и клеток на всем протяжении онтогенеза.

Правильное объяснение приспособления организмов к среде дал Ч. Дарвин. И, если сравнительная анатомия служила ему источником доказательств, то после его трудов сравнительная анатомия сама стала черпать в его учении новые идеи и замыслы. Не удивительно, что учение Ч. Дарвина было подхвачено анатомами.

Страстным пропагандистом дарвинизма в Англии был крупный сравнительный анатом Гексли (1825 - 1895), выполнивший классические исследования черепов. В Германии эту роль выполнил Геккель (1834 - 1919), с именем которого связан филогенетический закон Мюллера - Геккеля. Продолжение анатомических изысканий без применения законов развития стало невозможным.

Сравнительная анатомия во второй половине XIX века находилась под влиянием вдохновляющих идей эволюционного учения. Гегенбаур (1826 - 1903) уточнил понятие гомологии и сделал его универсальным критерием родства организмов и органов. Выдающимися представителями сравнительной анатомии в России были А.О. Ковалевский (1840 - 1901), В.М. Шимкевич (1858 - 1923), А. Н. Северцов (1866 - 1936) и др.

Заслуживают самой высокой оценки успехи эмбриологии в XIX веке. Начало научной эмбриологии было положено К. Ф. Вольфом. В созданной им теории эпигенеза основная роль в эмбриогенезе отводится не количественному развертыванию, а новообразованию, развитию частей тела и органов зародыша. Продолжая исследования Вольфа, другой член Российской академии наук X.И. Пандер (1794 - 1865) впервые строго научно описал зародышевые листки и установил происхождение органов из тканевых зачатков, связанных с этими листками. К.М. Бэр (1792 - 1876) способствовал выделению эмбриологии как самостоятельной науки. Открытие им яйцеклетки у животных и человека в 1827 г. является событием мирового значения. К.М. Бэру принадлежит также заслуга в установлении связи между развитием зародыша и клеточной теорией, поскольку он, как и немецкий гистолог Ремак, рост органов объяснил через феномен клеточного деления.

Один из крупнейших биологов XIX века, К. М. Бэр был из числа тех, кто никогда не рассматривал анатомию только как прикладную науку: он понимал ее как науку широкого биологического профиля. Он доказывал, что изложение курса нормальной анатомии должно постоянно сопровождаться сравнительно-анатомическими данными.

Заключение

анатомия буяльский пирогов микроскопия

Ведя научный поиск в сфере неврологии, русские анатомы не забывали и другие разделы анатомии. Функциональный подход сочетался с переключением внимания к перспективам микроскопической анатомии. Возможности использования новейшей оптики для всех анатомов становятся очевидными. Для преобразования возможностей в действительность предлагаются многие специальные методики. П.В. Рудановский дал рецепт уплотняющей жидкости. В 1869 г. Н.А. Хржонщевский открыл методику прижизненной окраски тканей путем введения в сосуды животных красящих веществ (индигокармин). В 1886 г. этим открытием воспользовался Эрлих для окраски тканей метиленовым синим. Имеются указания на то, что растворы солей серебра были применены впервые также Н. А. Хржонщевским.

XIX век ознаменован также обширными и плодотворными исследованиями кровеносной системы. Все звенья ее были подробно описаны и обозначены на топографической карте. Вторая половина века проходит под девизом функциональной ангиологии. С тех пор как при помощи светового микроскопа стали исследовать микрососуды, волосными сосудами, или капиллярами, заинтересовались многие анатомы и гистологи. В 1868 г. вышла первая книга по анатомии кровеносных капилляров, написанная А.Е. Голубевым. На службу была поставлена и прижизненная микроскопия, хотя объектом на этом этапе служило только прозрачное тело головастика.

Пристальное внимание было обращено на хирургическую анатомию кровеносных сосудов. Диссертация Н.И. Пирогова (1832) вызвала массовое увлечение экспериментально-морфологическими исследованиями. Проблема коллатерального кровообращения не снималась с повестки дня на протяжении последующих 100 лет. Последствия перевязки крупных артерий оценивались еще при жизни великого ученого (И.М. Соколов, С.П. Коломнин и др.), П.Ф. Лесгафту удалось проследить развитие коллатералей на трупе мужчины 62 лет, у которого Н. И. Пирогов 30 лет назад перевязал бедренную и правую наружную подвздошную артерию. Сосуды желез, лимфатических узлов (Н.Д. Бушмакин), нервных стволов (В.Н. Тонков) вызвали пристальный интерес. К.М. Яхонтов в Казани (1913) на основе новых фактов определил регулирующую роль хромафинных параганглиев и гломусов. П.Ф. Лесгафт требовал, чтобы при всяком исследовании мысль шла вперед, чтобы открытие новых анатомических фактов всегда оценивалось с точки зрения биологических теорий.

Серьезное внимание начали уделять изучению человека в динамике его развития, особенно в детском возрасте. Работы Н.П. Гундобина, его многочисленных сотрудников и учеников создали ему мировую известность как основателя русской школы возрастной анатомии. Изучение морфологии человека углублялось в соответствии с успехами изучения онтогенеза и филогенеза по мере развития микроскопических исследований.

В 1895 г. К. Рентген открыл Х-лучи. Спустя год появилась работа В.Н. Тонкова о значении этого открытия для анатомии и использовании рентгеновских лучей для изучения анатомии живого организма.

Труды русских ученых по сравнительной анатомии явились вкладом в мировую науку и способствовали развитию эволюционной теории. Особо следует отметить работы А.О. Ковалевского (1840 - 1901), создавшего учение о зародышевых листках. Изучение закономерностей филогенеза в связи с проблемами индивидуального развития вдохновило последующее поколение учеников и последователей А.О. Ковалевского, работавших и после революции по этой же программе.


Список литературы

1. Сорокина Т.С. История медицины. - М.: Академия, 2004.

2. Заблудовский Е.П. История медицины. - М., 198

3. Железникова Л.И., Колядо Е.В., Слухай Е.Ю. Учебно-методическое пособие по истории медицины / под ред.

В.Б. Колядо. - Барнаул: ГОУ ВПО АГМУ Росздрава, 2010.

4. Тикотин М.Л. П.А. Загорский и первая русская анатомическая школа. М.: Медгиз. 1950, 276 с.

5. Юрихин А.П. Петр Андреевич Загорский: (К 220-летию со дня рождения) // Хирургия, 1985, №10. - С. 140-142.

перейти в каталог файлов


связь с админом