Главная страница
qrcode

Муллинс Юстас. Биологический еврей. 1967. Биологический еврей Юстас Муллинс Eustace Mullins. The Biological Jew. Об


Скачать 150.77 Kb.
НазваниеБиологический еврей Юстас Муллинс Eustace Mullins. The Biological Jew. Об
АнкорМуллинс Юстас. Биологический еврей. 1967.docx
Дата13.01.2017
Размер150.77 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаMullins_Yustas_Biologicheskiy_evrey_1967.docx
ТипДокументы
#5891
страница1 из 7
  1   2   3   4   5   6   7

Биологический еврей

Юстас Муллинс
   Eustace Mullins. The Biological Jew.
Об авторе

К своим сорока пяти годам Юстас Муллинс имеет за плечами тридцать лет непрерывной деятельности в качестве писателя, художника и предпринимателя. В настоящее время в продаже представлено пять его книг, посвящённых изобразительному искусству, религиозным и экономическим темам; он также продолжает вести полноценную деловую карьеру и известен как художник для художников, серьёзный мастер, возвративший дистанцию в искусство пейзажа, чьи картины снискали множество наград. Он также был удостоен призов за свои выставки фотографий, как портретов, так и натюрмортов.

Муллинс имеет опыт работы в бизнесе. Он работал в качестве экономиста, а также в сфере связей с общественностью.

Муллинс - ветеран Военно-воздушных сил США, имеющий тридцать восемь месяцев действительной службы во время Второй мировой войны. Юстас родился в Вирджинии, обучался в Университете Вашингтона и Ли, Нью-Йоркском университете, Школе изящных искусств в Мехико, а также Институте современного искусства в Вашингтоне.

Муллинс служил юридическим исследователем в сражении с коммунизмом покойного сенатора Джозефа МакКарти (Joseph McCarthy), работал сотрудником Библиотеки Конгресса. Был консультантом по налогообложению дорог при Американском нефтяном институте (American Petroleum Institute), редактором "Institutions Magazine", главным редактором "Chicago Motor Club". В течение пятнадцати лет его усилия были посвящены работе в качестве редактора и автора в известных консервативных изданиях США. Несколько лет он предпринимал активные попытки освободить поэта Эзру Паунда (Ezra Pound) из незаконного содержания в Больнице св. Елизаветы города Вашингтона.

Муллинс стал первым писателем, чью книгу сожгли в Германии после Второй мировой войны, когда десятитысячное немецкое издание книги "Муллинс о Федеральной резервной системе" было сожжено д-ром Отто Джоном (Otto John), директором западногерманской разведки, за несколько дней до его бегства в коммунистическую Восточную Германию.
Предисловие

В течение двадцати пяти лет я изучал проблемы человеческих неудач, невыполненных обещаний, разложения и распада великих империй. Данный феномен существовал на протяжении пяти тысяч лет, когда человек записывал историю своих усилий. Во время первых двадцати лет, которые я посвятил данному исследованию, я собрал огромные папки с материалом о разных цивилизациях. Я сравнил накопленные факты, чтобы найти общий знаменатель, который мог бы привести к решению. Я также учитывал такие факторы человека, как условия его существования, природу и неизменность определённых сторон его поведения.

Всё это привело меня к обстоятельному изучению царства животных; были собраны общие факторы, которые являлись общими для царства животных и царства растений. Приблизительно пять лет назад я обнаружил общий знаменатель для всех человеческих цивилизаций. Я пришёл к нему напрямую, посредством моих занятий биологией, потому что этот общий знаменатель повсеместно распространён как в царстве животных, так и в царстве растений. Поскольку данный феномен носит природный характер, настолько широко распространён и является привычной и общеизвестной частью животной и растительной жизни на всех уровнях - ни один исследователь прежде не мыслил рассматривать этот фактор как первейшую причину разложения и упадка империй.

Этим фактором был паразитизм. Среди великих прорывов, совершённых медициной в минувшем веке, одним из самых впечатляющих была быстро развивающаяся область паразитологии. Стало известно, что многие из самых серьёзных недугов человеческого организма вызываются паразитами. Благодаря данным исследованиям учёным требовалось лишь время, чтобы догадаться о том, что похожая картина могла встречаться среди человеческих цивилизаций, что она также способна вызвать болезнь и смерть. Оставалось лишь ждать, пока вскрытие останков империй не наведёт исследователей на мысль, что именно это условие, паразитизм, было определяющим фактором для смертельных болезней, которые обрушивались на человеческие цивилизации.

Однако же ни один учёный не сделал этот вывод. Во всей Библиотеке Конгресса не найти ни одной работы, рассматривающей социальные последствия паразитизма для цивилизаций. Существуют сотни сочинений о медицинских аспектах паразитизма, но нет ни одной работы, посвященной не менее важным общественно-экономическим последствиям. Почему же? Почему же тысячи учёных данной области, которые буквально набрасываются даже на самую слабую зацепку, которая могла бы служить в качестве основы диссертационной работы, были неспособны разглядеть то, что находилось у них перед носом: разрушительные последствия нахождения паразитических групп внутри цивилизации?

Давайте предложим простейшее объяснение, поскольку именно оно обычно является верным. В цивилизации паразитическая группа закрепляет свою власть в области науки и образования. Она не потерпит никакого научного исследования, которое угрожало бы её власти в будущем. Может быть, это чересчур смелое заключение? Тогда давайте поищем лучшее, а раз мы не можем найти его, рассмотрим некоторые общепризнанные вещи. Во-первых, мы знаем, что паразитизм существует среди людей. Во-вторых, паразитическая группа состоит из небольшого числа видов, обладающих хорошей внутренней организацией и управлением. В-третьих, паразитическая группа для обеспечения своего паразитического положения должна осуществлять определённый контроль над своим "хозяином" [организм, внутри или снаружи которого существует паразит. - Прим. пер.], потому как ни один "хозяин" по своему собственному желанию не потерпит присутствия паразита. Одной из очевидных форм контроля был бы контроль над тем, о чём думает и что читает "хозяин", а также над тем, что он смотрит для развлечения, образования или в качестве новостей.

В двадцатом веке исследования паразитизма развивались ускоренными темпами, и я не могу претендовать на какие-либо особые заслуги за формулирование социальной теории паразитической группы в человеческой цивилизации, потому что данная теория смотрела нам прямо в лицо на протяжении, по крайней мере, двух последних поколений. Несмотря на это, данное явление было окутано таким мраком, что мне потребовалось пять лет для разработки своей теории. Я знаю, что даже сейчас я лишь приоткрываю дверь для множества учёных, которые могут воспользоваться этой теорией, чтобы пролить больший свет на проблемы человечества, нежели я смог сделать за сравнительно непродолжительное время.

По возможности я старался придать работе как можно менее специфический характер, насколько это позволяла делать природа теории, чтобы исследователи из многих других областей могли применить её в своих сочинениях. Выводы, к которым ведёт моя теория, указывают на то, что она может принести немедленную пользу и обогатить разделы социологии, менеджмента и истории - это касается как профессиональных учёных, так и простых обывателей.

25 сентября 1967 г.

Юстас Муллинс,

Вашингтон, округ Колумбия
Глава первая
Паразит


Большинство из нас думают, что паразиты - это нечто противное, чья роль по жизни состоит в том, чтобы питаться за счёт кого-то другого. В результате, данный термин, когда его употребляют по отношению к людям, всегда передаёт отвращение. В царстве животных и царстве растений паразит также всюду встречает неприязнь. В Оксфордском словаре английского языка (1933 г.) этот термин определяется так.

"Паразит -

1. Тот, кто ест за чужим столом или за счёт другого; слово всегда несёт оскорбительный характер;

2. Биол. Животное либо растение, которое обитает снаружи или внутри другого организма (имеющего специальное название "хозяин"), от которого оно напрямую получает питание;

3. (перен.) человек, чей образ жизни или поведение напоминают животного-паразита".

Таким образом, мы обнаруживаем, что паразит - это тот, кого презирают, кто питается за чужой счёт и обитает снаружи или внутри другого организма с названием "хозяин". Мы также видим, что данный термин может применяться к человеку, жизнь которого развивается по классической схеме жизни паразита.

Теперь, при изучении человечества, мы открываем для себя то, что существует лишь одна группа (или же категория) людей, которая постоянно присутствует на страницах истории великих цивилизаций. Их всегда ненавидят, однако же они остаются среди тех самых людей, которые их ненавидят, и, если их изгоняют, настойчиво стремятся вернуться обратно, при этом им не важно, чего бы это им стоило. К тому же, мы замечаем, что им всегда удаётся жить за счёт остальных.

Британская энциклопедия определяет паразитизм следующим образом: "Паразитизм - это односторонняя связь двух организмов различного класса, связанная с питанием; отношение, более или менее вредоносное для "хозяина", при этом, однако, обычно не смертельное; данная связь также освобождает паразита от большинства видов активности или борьбы, обычно связанных с обеспечением себя питанием, что, таким образом, способствует возникновению определённой степени упрощения или дегенерации".

На материале свидетельств о множестве цивилизаций мы обнаруживаем то, что присутствие паразитической группы во многих случаях оборачивается гибелью народа-"хозяина", потому что паразит производит фундаментальные изменения в характере его жизни, отвлекает его основные усилия на собственное питание. Эта перемена сказывается на всех аспектах жизни народа-"хозяина" и необратимо ослабляет его до тех пор, пока его не уничтожат. Хотя Британская энциклопедия ссылается на сугубо биологические условия существования паразита в животном и растительном мире, верно то, что паразитическая связь может быть вредной, не будучи смертельной, на протяжении определённого периода времени, однако даже в этом случае мы находим множество примеров, когда растения и животные убиваются паразитами, - факт, который, по всей видимости, не был известен тому учёному, который стал автором данной авторитетной статьи в Британской энциклопедии.

Мы также обнаруживаем то, что паразитическая группа постоянно осуждается представителями народа-"хозяина" с более высокой моралью, потому что паразитическая группа - рассадник всех форм дегенерации. Для этого имеются очевидные причины. Как указывается в статье Британской энциклопедии, паразитическая жизнь ведёт к дегенерации. Ввиду того, что паразит не должен заботиться активным поиском пропитания, он обладает избытком времени и сил, чтобы заниматься самыми мерзкими делами и развращать представителей народа-"хозяина".

Британская энциклопедия также содержит параграф о важном факторе для нашего исследования - о местонахождении паразита в теле "хозяина". Британская энциклопедия подчёркивает, что «паразиты обычно находятся в определённом месте в теле "хозяина"».

Поскольку паразит ограничил свои жизненные цели до одной, то есть оставаться на теле "хозяина" и питаться за его счёт, - он должен выбрать место, где всё это становится возможным. Это место находится там, где "хозяин" не сможет быстро от него избавиться, и там, где паразит сможет питаться без лишних усилий. В результате, паразит обыкновенно выбирает себе место внутри или около репродуктивных или выделительных органов.

По ходу истории паразитическая группа выбирала себе место около репродуктивных или выделительных органов. В большинстве случаев это означало поселение в крупных городах народа-"хозяина", при этом даже в тех странах, где сельское хозяйство было преимущественным занятием, паразитической группе удавалось рассеиваться по деревням.

Третье издание Уэбстеровского словаря определяет паразита как "организм, который живёт снаружи или внутри другого живого организма, получая от него часть или же всё органическое питание, у которого обычно наблюдаются определённые изменения в строении организма".

Способность меняться

Способность меняться - важная характеристика паразитической группы в истории человечества. Паразитическая группа проявляла поразительную способность к изменчивости, или собственной модификации, для достижения своей паразитической цели. Она научилась невероятно хитроумным приёмам, чтобы оставаться на теле "хозяина", и изощрённым методам, чтобы продолжать питаться за его счёт. Она меняла множество масок и демонстрировала колоссальную приспособляемость, появляясь в разнообразных формах, чтобы сохранить своё место.

Продолжим чтение Уэбстерского словаря.

"Паразит - 3. То, что напоминает биологического паразита своей зависимостью от кого-либо для собственного существования, не давая взамен никакой полезной или адекватной отдачи. Пример: Большой город - паразит для деревни (Франсуа Бонди (François Bondy))".

Последнее даёт нам важный ключ для решения нашей проблемы разложения человеческой цивилизации. Паразит зависит от чего-то постороннего для своего существования, не давая никакой полезной или адекватной отдачи. Повсеместно, изучая историю, мы убеждаемся в том, что паразитическая группа никогда не даёт ничего взамен и не бывает благодарной за то, что питается за счёт "хозяина". Девиз паразита - "Всегда брать!" Нужно ли удивляться тому, что этот девиз на самом деле встречается в литературе известной паразитической группы?

Теперь мы спросим читателя, какая же группа появляется снова и снова в истории цивилизаций? Какая группа всегда встречала активную неприязнь со стороны своих народов-"хозяев"? Какая группа часто играла решающую роль в разложении и крушении то той, то другой цивилизации? Какая группа предаётся всем разновидностям порока? Какая группа выбирает себе определённые места среди народов-"хозяев"? И какая группа отказывается выполнять созидательную работу во всех цивилизациях, но, напротив, всегда верна своему девизу "Всегда бери", отказываясь принести что-нибудь полезное и адекватное взамен?

Они известны как евреи

Данная группа, как, может быть, читатель уже догадался на основе им самим изученного, - на протяжении истории называлась евреями. До появления настоящего исследования индивиды и группы, живущие за счёт других, часто назывались паразитами, при этом термин имел исключительно социологический смысл без каких-либо биологических ссылок. Плантаторы назывались паразитами, потому что они жили за счёт своих рабов; аристократы назывались паразитами, потому что они жили за счёт масс; армии назывались паразитами, потому что они жили за счёт работающих.

Между тем, в каждом из случаев предполагаемые паразиты выполняли определённые обязанности и несли определённую ответственность в своём обществе. Таким образом, мы видим, что в сугубо социологическом смысле паразитическими можно назвать множество групп, таких как детей или тех, кто слишком стар, чтобы работать. Они, разумеется, кормятся за счёт остальных, не выполняют никакой полезной работы и не дают ничего взамен. Тем не менее, эти группы либо выполняли полезную работу в прошлом, либо, как ожидается, будут выполнять её в будущем. Поэтому они не попадают в рамки принятого определения паразита. В дальнейшем мы покажем, что биологические ссылки изумительным образом оказываются оправданными в том, что касается истории паразитической группы и её присутствия, - а также то, что во всех случаях свидетельства об евреях доказывают их роль биологических паразитов.

Другие биологические аспекты

Мы отмечаем, что в природе паразит часто стремится скрыть свой паразитический жизненный цикл и старается выглядеть как обычное растение или животное. Вот описание растения крамерия (Krameria) из книги "Условия паразитизма у растений" МакДугала и Кэннона (The Conditions of Parasitism in Plants, by D.T. Macdougal and W.A. Cannon, Carnegie Institute of Washington, 1910):

"Пустынное кустарниковое растение крамерия, распространённое в западных штатах, паразитирует на нескольких видах деревьев. На первый взгляд, крамерия не похожа на паразит, потому что она не растёт напрямую на теле своего "хозяина", а пускает корни в почву и там прикрепляются к корням "хозяина", получая его питательные соки. Её излюбленный "хозяин" - Covillea tridentata, хотя она также паразитирует на акации и некоторых прочих растениях. Её паразитический образ жизни был открыт после того, как учёных озадачило то, что у неё нет глубоких корней. Данное растение представляет собой сероватый куст, плодоносящий и имеющий листья в определённые сезоны года".

В природе для паразита часто оказывается удобным спрятаться и скрыть свои цели, а также убедить остальных в том, что он - это что-то другое, чтобы следовать своему паразитическому призванию. Отметим к тому же то, что паразит - это не биологический вид, но форма жизни, которая для множества разнообразных видов выступает в роли хищника. В данном отношении еврей как биологический вид является не столько расой, сколько разновидностью хищника для всех прочих рас. Как указывает Джеффри ЛаПэйдж (Geoffrey LaPage) в своей авторитетной работе "Паразитические животные" (Parasitic Animals, Cambridge University Press, 1951, p.1),

"Животное-паразит - это не специфический вид животных, а животное, которое выбрало определённый образ жизни".

В отношении неспособности крамерии развить глубокий корень - что совсем не нужно для её паразитического существования - мы можем отметить, что и еврей никогда не имеет глубоких корней ни в одной из областей культуры своего народа-"хозяина", но ограничивается самыми поверхностными сторонами жизни, а также теми, которые приносят самую быструю прибыль.

Следовательно, еврей - это не столько особые представители цивилизованного мира, сколько вид, освоивший паразитическую форму жизни и приспособившийся к существованию в организме "хозяина", который обеспечивает его питанием.

ЛаПэйдж продолжает: "В отличие от многих биологических понятий слово "паразит" и его прилагательное "паразитический" перешло в повседневный язык как мужчин так и женщин и по ходу своего использования приобрело эмоциональные и моральные коннотации, с которыми наука - и поэтому биология - не имеет ничего общего. Наблюдения биолога научные, а поскольку они научные, он делает всё от него зависящее, чтобы устранить из своих исследований все личностные оценки того, что нравится либо не нравится, также как любые моральные суждения. Он не презирает и не восхищается, не любит и не ненавидит, не осуждает и не одобряет паразитический организм. Он его изучает, изучает способ его жизни настолько беспристрастно, насколько способен это делать, рассматривая паразита как одну из многих форм существования, принятую разными видами животных".

Научный подход

Мы полностью разделяем решимость проф. ЛаПэйджа двигаться по строго научному направлению, не давая сбить себя с пути какими-либо эмоциональными суждениями. Благодаря именно этому методу беспристрастного исследования автор пришёл к определению биологического еврея. Лишь оградившись от эмоций при его изучении в качестве биологического феномена, мы можем надеяться, что узнаем, как победить вредоносное влияние, которое паразитическое тело неизбежно оказывает на более развитые человеческие цивилизации.

ЛаПэйдж показывает, что мы встречаем, в общем, два вида связей между животными: в одном случае животные принадлежат к одному виду, как в стаде, колониях кораллов, пчелином сообществе и т.д., - а в другом случае мы имеем объединения разных видов на одной территории. Ко второй группе относится паразитизм, ввиду того что мы встречаем области, где комфортно обитают группы паразитов, где у последних, при этом, нет никаких корней. Одной из наиболее любопытных сторон паразитизма является то, что существование паразита часто переходит грань привычных законов природы и человеческого общества. Похоже, что паразит не стеснён ограничивающими рамками климата, географии и других факторов, которые оказывают господствующее влияние на жизнь большинства. Таким образом, мы убеждаемся, что паразит способен выживать в тех местах, где у него нет корней, но где корни есть у его "хозяина", который смог наладить своё существование в течение определённого периода времени.

Это не комменсализм

ЛаПэйдж отмечает также, что паразитизм отличается от комменсализма, часто встречающегося биологического явления, которое означает "есть за одним столом". В качестве примеров комменсализма ЛаПэйдж приводит разновидность птиц, сидящих на спинах носорогов, слонов и других крупных животных африканских равнин. Эти птицы не только едят клещей, вшей и других паразитов, которых там полным полно, но и предупреждают о надвигающейся опасности.

В Англии мы видим похожую связь комменсалистического характера у скворцов и овец. У нас также есть феномен симбиоза - биологического понятия, означающего "жить вместе". Однако это несколько более близкая связь, нежели комменсализм, потому что в симбиозе мы встречаем физиологическую зависимость партнёров друг от друга. Один даёт пищу другому, без чего бы их жизнь стала намного труднее, если не сказать совсем невозможной, - и ни один из организмов не живёт обособленной жизнью.

Определение паразитизма, данное ЛаПэйджем, похоже на комменсализм и симбиоз, в той части, что связь основана на обеспечении необходимым питанием. Он утверждает, что паразитизм - это связь одного партнёра, называемого паразитом, который путём разных способов получает питание из тела другого партнёра - "хозяина" паразита. "Однако получает ли какую-нибудь пользу другой партнёр, "хозяин"? - спрашивает ЛаПэйдж и отвечает: Никогда". Паразит всегда наносит вред "хозяину". Таким образом, паразитизм отличается от комменсализма и симбиоза двумя особенностями: во-первых, пищу получает не два, а один из партнёров - паразит, и, во-вторых, получают пользу не два, а только один из партнёров, тогда как "хозяину" всегда наносится определённый ущерб.

Видоизменение организма

ЛаПэйдж делает предположение, что первым паразитом мог быть непаразитирующий организм, который неким путём проник в тело животного другого вида, обнаружил там питательное вещество, такое как кровь, которое богато своим содержанием и легко усваивалось, и что в ходе эволюции потомкам этого первого паразита понравился такой образ жизни, и они установили данную связь с другим животным. В конце концов, этот тип стал целиком зависеть от паразитизма как способа добычи питания и не мог без него выжить. Так он стал "облигатным (вынужденным) паразитом", на физиологическом уровне полностью зависимым от своего "хозяина". Как указывает ЛаПэйдж, "хозяин" отнюдь не пассивно терпит эту связь с паразитом, он активно реагирует на страдание, которое он испытывает.

ЛаПэйдж пишет: «Борьба между "хозяином" и паразитом развивалась согласно законам эволюции, и эта битва постоянно ведётся сегодня.

Паразитизм весьма сильно отличается от схемы хищник - жертва, в которой один организм получает питание посредством убийства и поглощения другого организма. Здесь хищник всегда крупнее и сильнее своей жертвы, тогда как паразит всегда меньше и слабее своего "хозяина"».

Вопреки закону природы

Итак, мы видим, что сейчас паразит в очередной раз нарушает основополагающий закон природы. Ведь по закону природы более сильный выживает за счёт более слабого - закон выживания наиболее приспособленных - так как того, кто слабее, съедают для питания более сильных. В феномене паразита, однако, мы обнаруживаем то, что более слабый выживает за счёт более сильного, наименее приспособленный для выживания становится победителем, а более сильный капитулирует.

Это также является фундаментальной стороной жизненного цикла биологического еврея. Всегда в истории он был меньше и слабее своего нееврейского "хозяина", однако, ему часто удавалось его подчинить. Хилому слабаку, как было блестяще показано еврейским комиком Чарли Чаплином, всегда удаётся перехитрить и победить своего более крупного и сильного противника-нееврея. Мы видим, что восхваление этой способности является важнейшим направлением всего еврейского юмора, литературы и искусства. Небольшой Давид показан победителем Голиафа, хитрый Мордехай показан победителем сильного государственного деятеля нееврея Амана. Давид, разумеется, - это маленький паразит, а Голиаф - это большой "хозяин", который повержен с дальнего расстояния, задолго до того, как у него появилась возможность применить свою превосходящую силу против своего противника.

Временные паразиты

ЛаПэйдж классифицирует в качестве "временных паразитов" таких насекомых, как комары и пиявки, которые сосут кровь "хозяина". Он называет их эктопаразитами, потому что они не проникают внутрь "хозяина". Другие, как вши, живущие внутри своих "хозяев", классифицируются в качестве эндопаразитов. Существуют также гиперпаразиты, которые живут на других паразитах (раввинские династии), и производители [в плане размножения. - Прим. пер.], иначе называемые социальными паразитами, встречающиеся в муравьиных или пчелиных семьях и живущие за счёт всего сообщества.

Эволюция и паразиты

ЛаПэйдж выделяет то, что каждое животное, каким бы ни был характер его жизни, постепенно видоизменяется в ходе медленного процесса эволюции. Он утверждает, что паразит, который едва ли является исключением данного правила, на самом деле - его иллюстрация.

"У него развиваются зубы, чтобы прогрызать ткани "хозяина", сосательные приспособления, чтобы пить его соки, коагулянты, чтобы удерживаться в теле "хозяина". Мы должны отметить поразительную хитрость, с которой летучие мыши выслеживают своих жертв и незаметно пьют кровь, - как пример приспособляемости, явившейся результатом временных паразитических привычек. Так, вид летучих мышей-вампиров под названием Desmodus нападает на скот, лошадей и других животных, включая человека и птицу, когда те спят ночью. Они осторожно следят за своими жертвами, и когда те засыпают, подходят или прокрадывается к ним и настолько осторожно прогрызают кусочек плоти, что спящее животное не замечает укуса до наступления утра, когда обнаруживается кровотечение".

Одно из отличительных качеств еврея - это его способность пить кровь своего "хозяина"-нееврея, не вызывая у жертвы тревогу, ослаблять его, не будучи обнаруженным, посредством чрезвычайно сложных и отточенных изобретений и приёмов, которые разрабатывались ими для этих специфических целей на протяжении целых столетий, аналогов которым нельзя встретить ни у каких других видов. Ввиду существования данных приёмов, нужно ли нам удивляться, что некоторые из неевреев, в наибольшей степени пострадавших от еврейских кровопусканий, являются их самыми громкими защитниками и даже станут биться до конца, чтобы защитить своих еврейских "благодетелей". Они совершенно неспособны разглядеть свою опасность и коварную природу атаки паразита.

Специализация у паразитов

ЛаПэйдж описывает тип паразита под названием миксина, которую классифицируют как подвид циклостом (Cyclostomes). Происхождение названия указывает на форму её ротового отверстия. Он пишет: "Все данные рыбы имеют червеобразную форму, и самой известной из них, вероятно, является миксина. У миксины два ряда зубов, которые размещаются на её сильном языке, ещё один, средний зуб, находится в верхней части рта. Её глаза имеют важное значение, они скрываются под кожей - это, видимо, потому, что минога глубоко проникает в ткани той рыбы, которую атакует, так что глаза ей больше не требуются. По той же причине её жаберные щели соединяются продолговатыми трубочками с единственным отверстием на теле, которое находится гораздо ближе к хвосту, чем жаберные отверстия миноги, - чтобы миксина могла дышать в воде, когда её голова находится внутри рыбы, на которой она паразитирует. Некоторые миксины способны настолько основательно прикрепиться к живой рыбе своим приспособленным для сосания ртом, что те лишь изредка способны их с себя сбросить. Затем они процарапывают кожу рыбы и высасывают её кровь. Некоторые виды миксин едят мышечную ткань, и от живой рыбы вряд ли что остаётся, кроме костей и главных внутренних органов. Рыба умирает".

Так, ЛаПэйдж даёт полное опровержение определения из научной статьи Британской энциклопедии, посвящённой паразитизму, где утверждается, что паразит никогда не смертелен для "хозяина". Усилия миксины по высасыванию крови ещё живой рыбы до того, как та умирает, непосредственно аналогичны схеме древнего еврейского ритуального убийства, где здоровую нееврейскую жертву привязывают к столу, делают в её теле ритуальные проколы, а вытекающая кровь выпивается ликующими евреями, - это один из самых важных символических актов их паразитического существования. Церемония кровопийства продолжается до тех пор, пока жертва не скончается - это перенесение на уровень общества физической деятельности таких паразитов, как миксина. Здесь мы просматриваем близкую схожесть между активностью паразитов в животном и растительном мире и той активностью, которая на протяжении веков практикуется в человеческой цивилизации.

ЛаПэйдж утверждает, что у многих пиявок органы прикрепления и сосания одни и те же, тогда как у остальных видов присутствуют только органы прикрепления, такие как маленькие крючки, появившиеся у множества видов паразитических животных, которые прикрепляются либо к наружным, либо внутренним органам "хозяина". Точно так же, когда народ-"хозяин" еврейской общины паразитов пытается от них избавиться, он понимает, что паразит глубоко проник своими щупальцами во все стороны его жизни. И эти щупальца засели настолько глубоко, что извлечь их не просто сложно - это такая кропотливая и болезненная процедура, что для "хозяина" само это извлечение может окончиться смертью.

"Хозяин" узнаёт, что его закладные - у еврейских банкиров, дети обучаются еврейскими учителями, его правительством управляют еврейские "советники" и "консультанты", которые, даже если они не занимают ни выборных, ни назначаемых должностей, всё равно определяют важные решения. Тогда для утешения он поворачивается к своей религии и понимает, что обращённые евреи при помощи соответствующих денежных подарков проникли в религиозные организации и так быстро продвинулись вверх, что изменились сами религиозные взгляды, которые теперь включают все догматы еврейской паразитической общины. Что же тогда осталось у нееврейского "хозяина"? Кажущийся неотвратимым злой рок медленно умереть от потери крови, после чего паразит оставит тело своей жертвы и отправится искать себе нового "хозяина".

Стадии взрослого паразита

ЛаПэйдж указывает, что во множестве случаев паразит на взрослых стадиях развития мало перемещается по телу "хозяина", потому что он окружён питанием и может получить его без помощи двигательных органов. Таким образом, мы узнаём, что евреи не сильно интересуются транспортной отраслью, предпочитая более осёдлые занятия. Колония паразитов, действительно, не только может, но и на самом деле становится неподвижной на территории "хозяина" на протяжении длительных периодов времени, потому что ей свойственна способность к спячке, лежать без движения целыми годами, при этом нисколько не теряя своей силы. Мы обнаруживаем, что клещи, которые разносят инфекционные болезни, могут сохраняться в почве живыми в течение целых ста лет, а когда они появляются, они по-прежнему заразны.

Еврейские общины укоренились среди нееврейских народов и сотни лет не показывали каких-либо признаков того, что они опасны для своих "хозяев", но если нееврейский хозяин попытается их сбросить, они немедленно поднимутся перед этой угрозой и задействуют свои особые приёмы изменчивости, чтобы остаться на теле "хозяина". ЛаПэйдж выделяет то, что паразиты имеют естественную предрасположенность вести малоподвижный образ жизни и "подвергаются изменениям, к которым ведёт этот образ жизни".

В результате своего паразитического существования еврейские общины приобрели привычку к малоподвижным занятиям, которые, в свою очередь, привели к определённым заболеваниям, напрямую связанным с сидячей жизнью, в отношении которых известна их большая распространённость у евреев. Так, во многих медицинских словарях диабет упоминается как "болезнь евреев".

Диабет, в первую очередь, возникает из-за того, что сидячий и паразитический образ жизни не позволяет евреям сжигать излишний сахар, который они потребляют в своём рационе (сахар предназначен для простейшего получения энергии). Это вызывает переизбыток сахара в крови, отчего начинается диабет. К тому же, поколения людей с сидячим образом жизни вызывают у своих потомков нарушение работы или постепенное угасание деятельности поджелудочной железы и других органов, которые отвечают за контролирование уровня сахара в крови. Диабет, таким образом, становится наследственной болезнью у целых поколений малоподвижных людей.

В еврейской общине появилось несколько болезней вырожденческого типа, как-то: болезни крови, разновидности рака и прочие формы физической дегенерации, которые напрямую приписываются стилю их паразитического существования и вызываемой им физической дегенерации. С расселением евреев среди неевреев и с большим распространением сидячего образа жизни эти вырожденческие заболевания начинают всё чаще встречаться в обществе "хозяина".

Касательно одной из важнейших параллелей физического плана между еврейской общиной и известными типами паразитов в животном и растительном мире ЛаПэйдж пишет следующее. "Среди прочих органов, которые уменьшаются или утрачиваются в начале ведения паразитической жизни, присутствует нервная система. Она может быть редуцирована полностью, либо её сокращение может, главным образом, коснуться глаз или отдельных органов. Органы специфического восприятия лучше всего развиты у активных животных, которые питаются другими животными и должны защищать себя от врагов. Эти органы не нужны паразитическим животным, которые живут относительно защищённой жизнью внутри или снаружи своих "хозяев" среди сравнительного избытка питания".

Последствия паразитического образа жизни для нервной системы, которые можно встретить у многих типов паразитов, особенно примечательны в случае еврея. Дегенерация нервной системы до состояния тяжёлой умственной болезни, охватывающей, в среднем, треть евреев, давно считается социологами следствием физического интербридинга в еврейской общине, но, вместе с тем, высокая заболеваемость умственными болезнями среди евреев, которые создавали с неевреями смешанные семьи, такая же, что и у тех евреев, кто остался в еврейской общине. Это говорит об исключительно биологической причине происхождения вырождения нервной системы и подкрепляет утверждение ЛаПэйджа о том, что паразитический образ жизни неизбежно ведёт к редукции или дегенерации нервной системы.

Выраженные изменения структуры скелета

Одно из наиболее невероятных наблюдений, сделанных ЛаПэйджем в исследовании животных-паразитов, - это открытие того, что "поскольку характер жизни ведёт к потери костной массы, которой оказывается недостаточно для образования ископаемых останков, мы располагаем скудными геологическими свидетельствами о предыстории паразитических животных. По меньшей мере, было описано шесть видов ископаемых круглых червей, два из которых Hydonius antiquus и Hydonius matutinus - в эоциновом лигните, а четыре остальных - в балтийском янтаре".

Пассивное существование паразита не только сказывается на его нервной системе, которая, как любой прочий физический атрибут, атрофирует, когда не используется или не требуется животному, но оно со временем также ведёт к обширным изменениям скелета, приводит к мягкой, аморфной форме кости, которая вскоре разлагается после смерти паразита. Здесь обнаруживается ещё одно замечательное сравнение между жизненным циклом паразитирующих животных и жизненным циклом еврея. Из-за своего паразитического способа существования евреи не оставили никаких артефактов, которые могли бы быть найдены на руинах древних цивилизаций. Несмотря на исторические свидетельства их присутствия, мы не можем найти никаких конкретных артефактов, означающих их существование в прошлом.

Культурные артефакты

Ввиду того, что мы слышали и по-прежнему слышим столь многое о великих еврейских культурах прошлого, археологи предприняли широкомасштабные усилия обнаружить некоторые примеры еврейского искусства, скульптуры и архитектуры древних культур - внушительные свидетельства, которые переживают разрушение от времени и природных катастроф. Однако ничего не было найдено. Единственные результаты этих поисков - несколько фрагментов грубых водяных горшков, слепленных из глины, которые мог бы сделать человек Каменного века своими голыми руками, потому что он не умел пользоваться гончарным кругом, появившемся у ранних цивилизаций. Эти жалкие доказательства великого еврейского прошлого - ещё одно свидетельство биологии паразитического существования, которое еврей вёл всегда, как мягкое, аморфное и лишённое корней существо, питающиеся за счёт остальных и не оставляющее никаких конкретных артефактов для увековечения памяти о своём присутствии.

ЛаПэйдж пишет: "Сочинения людей о паразитах переносят нас к самым ранним свидетельствам о человеке. В одном египетском папирусе от 1600 г. до Р.Х. присутствует упоминание ленточных червей, кровяных сосальщиков и анкилостом человека".

Следовательно, биологический паразит представлял для человека проблему даже на заре известной истории. Хотя люди прекрасно знали о физическом дискомфорте и опасности, которую для них всегда представляли животные-паразиты, они были постоянно неспособны осознать специфическую угрозу еврейского паразита, прежде чем было уже слишком поздно.

ЛаПэйдж пишет: "Животное-паразит должно сопротивляться трудностям и угрозам, которые не испытываются непаразитами. Возможно, у него появляется кров, избыток питания, однако, он получает их ценой частичной или полной зависимости от своего "хозяина". Животное-паразит должно его найти, проникнуть внутрь или попасть на поверхность, и там удержаться".

Всё это означает, что еврей подвергается разным опасностям, которые обычно не угрожают другим видам сообществ. Важнейшая из них - это опасность геноцида, действий против его сообщества как целого, когда "хозяин" обнаруживает, что присутствие паразита несёт опасность для его здоровья. Евреи - единственная группа людей, которая неоднократно подвергалась массовым акциям, или иначе - погромам.

Из-за своего паразитического существования еврейская община не сделала ни единого усилия, чтобы создать нацию или независимое государство, на протяжении тысяч лет известной истории. Это означает, что у еврея не было регулярной армии для защиты от врагов. Когда, наконец, было образовано государство Израиль, государственный бюджет показал, что это лишь развитая форма паразитического сообщества, поскольку семьдесят процентов государственного бюджета состояло из перечислений из-за рубежа, а тридцать процентов было получено от продажи облигаций, которые, разумеется, имели ничтожную ценность и которые так и не были погашены.

Ненависть

Ввиду своей тотальной зависимости от нееврейского "хозяина" еврейский паразит развил в себе глубокую ненависть и презрение к животным, дающим ему пищу и кров. Эта ненависть - защитная оболочка, выступающая для еврейской общины в роли щита. Она не позволяет ему перенять характер жизни и цели своего народа-"хозяина". Герберт Спенсер, возможно, имел в центре внимания именно этот феномен еврейского паразитизма, когда писал следующее: "Если группа поощряет качество враждебности в противовес качеству дружелюбности, то возникает преступный тип".

Так как евреи - единственная группа, в которой поощряется качество враждебности, Спенсер, должно быть, сделал туманную ссылку на еврейского паразита. С позиции народа-"хозяина", всё, что ни сделает еврей, является проявлением преступного поведения, но с позиции паразита, это лишь последовательное выполнение процессов жизненного цикла, который был развит и усвоен в течение нескольких тысяч лет. Конфликт возникает на базе двух самостоятельных и непримиримых кодексов этики: этики "хозяина", где поощряется порядочность, честь и опора на собственные силы, и этики паразита, который действует исходя из паразитического образа жизни.

Еврей живёт в постоянном страхе отторжения, быть сброшенным с "хозяина", что обернётся для него голодом и смертью. В результате, еврей рассматривает всё в свете того, как он связан с "хозяином" или как он поддерживает своё паразитическое существование.

Адаптивные изменения

Адаптивные изменения паразита - это попытки предугадать возможные перемены в жизни "хозяина". ЛаПэйдж пишет: "Другие паразиты подстраиваются к жизни своего "хозяина". Простейшая триматода, Polystoma integerrium, живущая в пузыре обыкновенной лягушки, игнорирует всех головастиков, которые не достигли той стадии развития, когда она сможет в них выжить, - однако если она встречает тех, кто уже её достиг, её бесцельное поведение прекращается. Она как будто замирает и ждёт возможности, чтобы метнуться через отверстие в полость, окружающую его внутренние органы. Мы не знаем, как она понимает, что головастик достиг этой стадии развития, - вероятно, ей помогают органы зрения или нервная система, либо химические вещества, выделяемые в воду головастиком мирацидии личинки, которые побуждают паразита действовать.

Сверхчувствительная способность паразита замечать "хозяина" с подходящим развитием всегда была свойственна евреям. С самых первых дней они безошибочно устремлялись к самым развитым и многообещающим цивилизациям, игнорируя отсталые и слаборазвитые народы. Так, мы не видим еврея в спартанских условиях пигмеев в дождливых лесах Утури. Он живёт в комфортабельных апартаментах Нью-Йорка, обедая икрой и шампанским".

Стадии размножения

ЛаПэйдж отмечает, что стадии процессов размножения у паразитов рассчитаны по времени таким образом, чтобы паразит мог инфицировать "хозяина". Это можно показать на примере некоторых видов простейших, которые живут в прямой кишке лягушки. Здесь снова мы отмечаем тягу паразитов к органам выделения, уже упоминавшуюся триматоду, обитающую в лягушачьем пузыре и простейших, которые выбирают прямую кишку лягушки как наиболее удобное место для жизни.

ЛаПэйдж утверждает, что спячка паразитов - повсеместно наблюдающееся явление, которое сохраняет их силу на многие годы бездействия и изоляции. Так, еврейское сообщество может веками вести вялую жизнь в своём гетто, как будто поглощённое своим тесным миром, пока некое сочетание условий не заставит его стать неистово активным. За короткое время евреи проникают во все стороны жизни народа-"хозяина" и доводят его до разрушения. Община евреев франкфуртского гетто в Германии - прекрасная иллюстрация этого типа паразитической спячки. Она находилась в дремлющем состоянии три сотни лет, а затем, за одно поколение, произвела группу банкиров и торговцев, которые вскоре завладели судьбами Западной цивилизации.

Защитные реакции

ЛаПэйдж отмечает, что паразиты вызывают у "хозяина" защитные реакции против захватчика, как-то: старания локализовать и нейтрализовать вред, наносимый паразитами, усилия исправить полученные повреждения и попытки убить либо прогнать паразита. Он описывает их как "реакцию тканей" - это, в первую очередь, виды локальной реакции, однако, у "хозяина" могут появиться более сложные реакции, например, сопротивляемость иммунитета как реакция всего организма. Он пишет, что реакции тканей - это воспаления, вызванные бактериями, «вирусами и агентами неживой природы, которые могут быть острыми и хроническими. Они представляют собой результат повреждения или раздражения органами или зубами животного-паразита, его передвижениями в этих тканях или химическими веществами, которые он выделяет внутри "хозяина».

Вред от паразитов

ЛаПэйдж позволил себе уделить определённое внимание различным видам вреда, который паразит наносит своему "хозяину". Он пишет, что в дополнение к разным повреждениям тканей паразиты заносят в тело "хозяина" другие типы паразитов, а также опасные вирусы. Паразиты могут производить вещества вредные для "хозяина": токсины и прочие виды ядов. В конечном счёте, паразит начинает оказывать угрожающее влияние на ход жизненного цикла "хозяина", что намного шире простой задачи остаться внутри "хозяина" и получать от него питание. Имеет или нет паразит осознанное на то намерение, но постепенно он начинает оказывать самое важное влияние на жизнь "хозяина". История газетного дела в США - типичный тому пример. Сто лет назад в нашей стране газеты были крошечными и незначительными, а профессия журналиста имела чуть больший авторитет, чем занятия крысолова или мусорщика. По мере того, как евреи стали играть всё более важную роль в жизни нееврейского "хозяина", они осознали, что газеты - важное средство для реализации их целей. Они начали наводнять своими газетами всё на свете. Сами же газеты стали вирусами-переносчиками разных ядов и отравы для мозга, которые либо приводили в растерянность, либо смущали, либо парализовывали нееврейского "хозяина", держали его в анабиозе столько времени, сколько действовал яд.

Другие паразиты

Как отметил ЛаПэйдж, паразит впускает других паразитов в тело "хозяина". Мы замечаем, что когда Иммиграционной службой США в 1890-х гг. завладели евреи, под руководством таких председателей, как Штраус и Коэн (Straus, Cohen), распахнулись двери для наплыва еврейских иммигрантов из европейских гетто, которых прежде отвергали на основании безграмотности, преступного прошлого, разных форм инфекций и умственных болезней.

ЛаПэйдж также пишет об этом: "Паразиты могут вызывать биологические изменения, например, существуют виды, которые вызывают у "хозяина" изменения репродуктивных желёз, паразитическую кастрацию, - как это делает паразит Sacculina neglecta, уничтожающая органы размножения "хозяина", ракообразного Inacus mauritanicus, которого атакует Sacculina. В итоге, семьдесят процентов крабов-самцов приобретают некоторые вторичные половые признаки самок. У самцов расширяется брюшной отдел, к мужским органам размножения у них могут прибавиться придатки, чтобы переносить яйца, и одновременно с этим их клешни становятся меньше".

Колоссальное воздействие паразита для "хозяина" неизбежно оборачивается определёнными биологическими изменениями, подобно воздействию Sacculina на Inacus mauritanicus. Последнюю четверть века мы наблюдали, как одновременно с тем, как евреи укрепляли своё положение во всех сферах общественной жизни, внешний вид и привычки американских мужчин претерпевали потрясающие изменения, повсеместно наблюдался рост публичного мужского гомосексуализма. Американские мужчины приобрели некоторые вторичные половые признаки женщин и показали поразительный упадок главных мужских качеств, таких как энергичность, напористость и физическая сила.

Традиционные роли полов также коренным образом изменились, в первую очередь, из-за еврейской агитации за "равенство полов". Итогом этой кампании равенство полов не стало, потому что данное равенство может быть достигнуто лишь искоренением всех физических отличий между мужчиной и женщиной. Между тем, она привела к снижению мужских качеств у американского мужчины и его душевными переживаниями относительно своей роли. Эта тенденция может быть сравнима с пагубным влиянием, которое оказывает паразит на своего "хозяина" - как это описывает ЛаПэйдж, когда Sacculina нападает на Inacus mauritanicus. Здесь мы снова отмечаем удивительную активность паразита и его влияние на репродуктивные и выделительные органы своего "хозяина".

Реакция против паразитов

На страницах своего фундаментального исследования связи паразит - "хозяин" ЛаПэйдж замечает, что защита "хозяина" от паразита по своей природе всегда имеет активную, или реакционную, природу. Например, скотина отмахивается хвостом, рыба производит изворотливые движения, резко и неожиданно выкручиваясь и извиваясь, идёт на другие отчаянные меры, которые помогли бы ей сбросить паразита. В течение пяти тысяч лет, как история отмечает присутствие биологического паразита в развитых обществах, мы не можем обнаружить ни намёка на то, что народ-"хозяин" относился бы к его появлению иначе, нежели активными действиями, стихийными и непроизвольными попытками прогнать паразита.

"Хозяин" инстинктивно реагирует на присутствие паразита, так как знает, что близость этого странного существа с отличным характером жизни и задачами нанесёт ему болезненную травму. Вот поэтому евреи называют "реакционерами" тех, кто им сопротивляется, - то есть тех, кто реагирует против присутствия паразита. Следовательно, одна из главных задач паразита - выискивать и уничтожать всех потенциальных "реакционеров" среди народа-"хозяина".

Нужно познать паразита

Ввиду такого слепого, бездумного противодействия, которое редко эффективно для "хозяина", чтобы избавиться от паразита, ЛаПэйдж замечает: "Основным элементом любой кампании против животного-паразита является знание каждой фазы его жизни, а также его связей со всеми "хозяевами", с кем он может жить. Мы должны знать всех его "хозяев", потому что некоторые из них могут быть резервуарными "хозяевами", служить источником паразитов, которые затем могут заразить человека. С этим знанием мы сможем выбрать для атаки самые слабые моменты истории и биологии животного-паразита".

Исследования и обучение, таким образом, являются теми средствами, которые нужны для противодействия вредному влиянию паразита. Прежде всего, мы должны избегать слепой, инстинктивной реакции, потому что паразит уже давно научился её предугадывать и управлять ею, а также использовать её для своей пользы.

Всегда в роли врага

ЛаПэйдж пишет, что «"Хозяин" и паразит должны всегда рассматриваться вместе, потому что животное-паразит, подобно всем прочим живым организмам, на протяжении своего существования тесно связано с окружающей средой. Тот факт, что окружающей средой для последнего на протяжении части либо всей жизни служит поверхность тела или внутренние органы другого животного, - не освобождает паразитологов от обязанности следовать практике биологов: рассматривать животное и среду его обитания в совокупности. Другая задача - показать, что некоторые виды животных-паразитов находятся в числе сильнейших врагов человека и его цивилизации».

Озабоченность паразита своим окружением проливает свет на одно из важнейших событий современного человека - эпоху Просвещения, революционную силу, которая повлекла за собой растущий контроль паразита над своим "хозяином". Человеческая мысль до эпохи Просвещения приписывала среде человека второстепенное значение из-за своей веры в силы индивида и в то, что одиночка мог совершить триумф над своим окружением. После того как сочинения таких интеллектуалов, как Жан-Жак Руссо [по всей видимости, криптоеврей. - Прим. пер.], неожиданно получили большое признание, человек больше не считается столь же важным, как его среда. Все наши ведущие мыслители разом решили, что окружающая среда - самое важное в жизни, о чём нужно думать. Так оно и есть - для паразита, чья среда - это "хозяин", который его кормит.

Между тем, для "хозяина", который ведёт свою жизнь самостоятельно, фактор внешней среды не самый главный в развитии. Тогда как для паразита среда - это всё. Все философы-социалисты и разнообразные социологические школы, которые выползли из гнезда социализма, отдают приоритетное значение окружающей среде человека, нежели его способностям использовать эту среду и обеспечивать себе существование, как это происходит, когда человек старается достичь целей своей жизни.

Когда мы понимаем теорию паразита, мы способны впервые понять всю современную школу социалистической мысли, так как мы можем осознать, для чего она существует, - это психология внешней среды, развитая паразитом в ходе своего жизненного цикла. Как таковая, она отвергает все мысли и цели "хозяина", его культуру.

ЛаПэйдж настоятельно просит нас помнить, что паразит - среди самых могущественных врагов человека и его цивилизации. Здесь ЛаПэйдж снова оказывается на пороге еврейской проблемы, но стесняется применить свои теории к вопросам человеческой социологии. Конечно, тогда он, видимо, не смог бы сослаться на паразитические вирусы или пьющих кровь москитов: даже если бы они мешали строительству Панамского канала, их нельзя было бы назвать причиной крушения человеческой цивилизации. Возможно, поэтому он просит нас выбирать для атаки "самые слабые моменты истории и биологии животного-паразита".
  1   2   3   4   5   6   7

связь с админом