Главная страница

Корсун. Лекарственные растения. Ингибиторы опухолевого ангиогенеза. Корсун. Лекарственные растения. Ингибиторы опухолевого ангиогене. Лекарственные растения ингибиторы опухолевого ангиогенеза. Антиангиогенная роль некоторых фитоэстрогенов корсун Е. В., Корсун В. Ф


Скачать 121.5 Kb.
НазваниеЛекарственные растения ингибиторы опухолевого ангиогенеза. Антиангиогенная роль некоторых фитоэстрогенов корсун Е. В., Корсун В. Ф
АнкорКорсун. Лекарственные растения. Ингибиторы опухолевого ангиогенеза.doc
Дата31.03.2018
Размер121.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКорсун. Лекарственные растения. Ингибиторы опухолевого ангиогене
ТипДокументы
#31455
Каталогekoqizn

С этим файлом связано 58 файл(ов). Среди них: Schadilov_E_V_Krov_Ochischenie_i_vosstanovlenie.pdf, Moes-Oskragello_K_Prirodnaya_pischa_cheloveka_1896g.pdf, Syraya_pischa_i_eyo_prigotovlenie_300_retseptov_1931g.pdf, len_5_sadisty.doc, len_6_mutanty.doc, Rastenia_sredney_polosy_Evropeyskoy_Rossii_Polevoy_atlas_I_A_Sha, Корсун. Лекарственные растения. Ингибиторы опухолевого ангиогене, 2018 Корсун Корсун для фиточтений ЖКТ 2018 2.pptx.pptx и ещё 48 файл(а).
Показать все связанные файлы

УДК 616-006.52+ 591.41+615.322

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ – ИНГИБИТОРЫ ОПУХОЛЕВОГО АНГИОГЕНЕЗА. АНТИАНГИОГЕННАЯ РОЛЬ НЕКОТОРЫХ ФИТОЭСТРОГЕНОВ

Корсун Е.В., Корсун В.Ф.

РУДН, Институт фитотерапии, Москва, www.fitokor.ru

Резюме: Представлены литературные данные и собственные наблюдения об использовании лекарственных растений в качестве ингибиторов опухолевого ангиогенеза. Включение в схемы фитотерапии препаратов из растений – ингибиторов опухолевого ангиогенеза является патогенетически обоснованным. Применение специй, подавляющих образование сосудов опухоли (чили, куркума, имбирь, розмарин, майоран), пищевых растений (гранат и др.) в эксперименте способствовало предотвращению и/или лечению онкологических заболеваний и могут быть рекомендованы в комплексной фитопрофилактике и фитотерапии опухолей.

Ключевые слова: фитоэстрогены, ангиогенез, онкология, лекарственные растения.

Abstract: the article Presents literature data and own observations about the use of medicinal plants as inhibitors of tumor angiogenesis. Inclusion in the scheme of herbal medicine medicines from plants – inhibitors of tumor angiogenesis is pathogenetically justified. The use of spices that suppress the formation of tumor vessels (Chile, turmeric, ginger, rosemary, marjoram), edible plants (pomegranate, etc.) in the experiment contributed to the prevention and/or treatment of cancer and can be recommended in complex phytoprotective and herbal medicine tumors.

Key words: phytoestrogens, angiogenesis, оncology, medicinal plants.

Ангиогенез представляет собой процесс формирования новых кровеносных сосудов из предсуществующих. К физиологическим ангиогенезу относят васкулогенез (в эмбриональный период), ангиогенез в период заживления ран, регенерации эндометрия после менструаций. Этот процесс находится под четким контролем уравновешивающих друг друга стимулирующих и ингибирующих факторов, поддерживается на низком уровне или носит кратковременный характер.

К патологическому ангиогенезу относят образование сосудов при сахарном диабете (диабетическая ретинопатия), ревматоидном артрите, псориазе, ишемической болезни сердца, склеродермии, гранулемах). Ангиогенез является необходимым условием для развития опухоли и появления ее метастазов. В активной фазе перестройки сосудов при развитии опухолевого процесса эндотелиальные клетки пролиферируют более чем в 2000 раз быстрее, чем эндотелиальные клетки взрослого организма.

Огромное значение для понимания неоангиогенеза в опухолях имели работы американского цитолога, онколога Мозеса Иуды (Джуды) Фолкмана (1933-2008). В 1971 Фолкман впервые опубликовал изложение своей теории опухолевого ангиогенеза в New England Journal of Medicine. Научному сообществу потребовалось десятилетие, чтобы признать её. Большинство его гипотетических предположений нашли экспериментальное подтверждение в целом ряде работ. Именно на базе его гипотез в 1980-1990-е годы в его лаборатории и других было разработано новое поколение противораковых средств – избирательных ингибиторов ангиогенеза, блокады продуцируемых опухолью ангиогенных факторов в эндотелиальные клетки и др.

В случае злокачественного роста индукция васкуляризации происходит в результате резкого смещения равновесия между уровнем продукции индукторов и ингибиторов ангиогенеза в опухолевой ткани.

В опухолях существует повышенный уровень стимуляторов ангиогенеза: фактора роста эндотелия сосудов (VEGF), основного фактора роста фибробластов (bFGF), трансформирующих факторов роста TGFa, b1, тромбоцитарного фактора роста (PDGF), эпидермального фактора роста (EGF), ангиопоэтина-1, IL-8 и др., тогда как уровень эндогенных ингибиторов ангиогенеза (тромбоспондина, ангиостатина, эндостатина, вазостатина и др.) снижен.

Новообразованные капилляры отличаются повышенной проницаемостью вследствие фрагментированности их базальных мембран. Именно эта особенность сосудов дает возможность опухолевым клеткам поступать в кровоток. Поэтому подавление неоваскуляризации, уменьшение плотности сосудов в опухоли являются значимыми для снижения риска метастазирования, удлинения сроков метастазирования и числа метастазов. При полном ингибировании ангиогенеза опухоль не развивается и пребывает в «дремлющем состоянии». Отмечено, что чем больше плотность сосудов в опухоли, тем раньше наступает метастазирование и тем больше количество метастазов.

Помимо синтетических ингибиторов опухолевого ангиогенеза, десятки лекарственных растений и изолированных из них соединений изучены последние тридцать пять лет, in vivo, in vitro и на людях.

К особенностям растительных ингибиторов ангиогенеза можно отнести:

  • Одновременное влияние на разные этапы ангиогенеза;

  • Низкая токсичность, эффективность и плюрипотентность действия - подавление ангиогенеза в опухолях различных гистологических типов;

  • Одновременная гепатопротекторная, антиоксидатная активность (так как большинство ингибиторов ангиогенеза имеют фенольную структуру).

Опухолевый неоангиогенез – сложный комплексный процесс, протекающий при участии опухолевых и эндотелиальных клеток, клеток крови, соединительной ткани, различных элементов внеклеточного матрикса. Он включает несколько этапов:

Фаза активации

  1. Индукция ангиогенеза. Факторы индукции - гипоксия, гипогликемия, ацидоз, активация онкогенов, экспрессия ангиогенных факторов.

  2. Стимуляция сигнальными молекулами ангиогенной активности эндотелиальных клеток покоящегося сосуда.

  3. Повышение проницаемости сосуда, привлечение лейкоцитов и клеток соединительной ткани в зону васкуляризации опухоли.

  4. Дестабилизация сосуда, приводящая к ослаблению межэндотелиальных контактов и отделению перицитов, адвентициальных и гладкомышечных клеток.

  5. Деструкция базальной мембраны и ближайшего внеклеточного матрикса (ВКМ).

  6. Пролиферация эндотелиоцитов и формирование сосудистой почки

  7. Миграция эндотелиальных клеток в ремоделированном ВКМ по направлению к опухоли.

  8. Формирование эпителиального тяжа.

Фаза становления:

  1. Формирование просвета капилляра

  2. Привлечение, пролиферация и миграция мезенхимальных клеток

  3. Дифференцировка перицитов и гладкомышечных клеток

  4. Созревание и стабилизация капилляров

  5. Инициация капиллярного потока

После завершения стадии становления включаются физиологические механизмы поддержания целостности образовавшегося сосуда.

Рассмотрим некоторые особенности ангиогенеза в стадию активации и растения, подавляющие ангиогенез в опухоли.

1. Индукция ангиогенеза.

2. Стимуляция сигнальными молекулами ангиогенной активности эндотелиальных клеток покоящегося сосуда.

Стрессовые для опухоли условия вызывают их первичную компенсаторную васкуляризацию. К таким условиям относится гипоксия. В условиях гипоксии наблюдается увеличение экспрессии фактора транскрипции HIF-1 (гипоксия-индуцибельный фактор-1), который, связываясь с промотором гена VEGF, стимулирует его транскрипцию и, соответственно, секрецию. Куркумин подавляет активность HIF-1-зависимых целевых генов, является супрессором синтеза HIF-1 и VEGF. Экспрессию HIF-1α также подавляют

  • силибинин,

  • флавоноид апигенин, изолированный из петрушки курчавой,

  • гамма-токотриенол чернушки посевной,

  • кофейная кислота кофе аравийского,

  • фенилизотиоционат растений семейства крестоцветных,

  • таксол тиса коротколистного,

  • флавоноиды лютеолин, физетин, кверцетин (Ansó E1 en al., 2010).

Когда клетки подвергаются гипоксии в присутствии флавоноидов, установлено, что HIF-1alpha транслоцируется в ядро и взаимодействует с р300/СВР, но этот комплекс оказывается транскрипционно неактивным. Результаты исследования показывают, что флавоноиды снижают транскрипцию VEGF и альтернативный механизм, который не зависит от уровня ядерного HIF -1alpha (Ansó E1 et al., 2010).

Растения с антигипоксической активностью (цветки лабазника, бузины черной, липы, трава сушеница, листья березы, цветки календулы, плоды боярышника и др.), предположительно, также могут уменьшать синтез фактора HIF-1.

К другим основным изменяемым факторам, инициирующим инвазию опухоли и опухолевый ангиогенез, относится ацидоз. К растениям, восстанавливающих митохондриальное окисление, и, в результате, устраняющим накопление недоокисленной глюкозы в форме молочной кислоты, относят зюзник европейский, шлемник байкальский, пряности, кардиотоники (желтушник, боярышник, пустырник), йодсодержащие и многие другие растения, детоксикационные меры (слабительные, энтеросорбенты, клизмы, гепатопротекторы, потогонные), дополнительно - аэробные и анаэробные импульсные физические нагрузки по переносимости, кофакторы цикла Кребса (препараты магния).

Ингибируют синтез VEGF и отвечают за подавление роста и блокирование сигналов выживания пролиферирующего эндотелия:

  • Силибинин расторопши

  • Розмариновая кислота губоцветных (мелисса и др.)

  • Урсоловая кислота розмарина (модель - рак простаты)

  • Ресвератрол

  • Кверцетин (модель - рак простаты)

  • Искадор, хеликсор омелы

  • Аллил изотиоцианат чеснока (модель - B16F-10 меланома мышей)

  • Аллиин чеснока (модель CAM)

  • Капсаицин перца чили

  • Эмодин ревеня пальчатого

  • Лютеолин

  • Сульфорафан брокколи (клетки простаты рака человека)

  • Гинкголид B гинкго билоба

  • Витамин K2

  • Каннабидиол гидрохинон конопли посевной.

  1. Повышение проницаемости сосуда, привлечение лейкоцитов и клеток соединительной ткани в зону васкуляризации опухоли.

  2. Дестабилизация сосуда, приводящая к ослаблению межэндотелиальных контактов и отделению перицитов, адвентициальных и гладкомышечных клеток.

5. Деструкция базальной мембраны и ближайшего внеклеточного матрикса (ВКМ)

Для создания возможности миграции эндотелиальных клеток в процессе ангиогенеза должны быть ослаблены межэндотелиальные клеточные контакты, то есть зрелые сосуды должны быть дестабилизированы. Это осуществляется совместным действием продуцируемых опухолью VEGF и Ang-2. Для дальнейшего прохождения процесса ангиогенеза необходимо разрушение базальной мембраны, с которой тесно взаимодействую базальные клетки. Ключевую роль в дезинтеграции базальной мембраны играют тканевые протеиназы (урокиназа, плазмин, гепараза и др.).

По данным Н.А. Григоровича, ДМСО оказывает антиэкссудативный эффект, тормозит активность протеаз, синтез простагландинов. В то же время повышает секрецию кортизола, укрепляет мембраны лизосом. Уменьшает клеточную инфильтрацию в очаге воспаления. Оказывает противоопухолевое действие при аденокарциноме толстой кишки человека, аденокарциноме легких, остеосаркоме, меланоме, базалиоме, болезни Боуэна и др.

Большая группа антидеструктивных растений с мембраностабилизирующей, противоотечной активностью имеется в арсенале фитотерапевта. Это солодка, зверобой, подорожник, элеутерококк и другие адаптогены. Многие растения снижают повышенную сосудистую проницаемость – это растения, содержащие флавоноиды – ягоды, фрукты, плоты и цветки каштана, лист и корень лопуха большого, одуванчика лекарственного, трава горца птичьего, лапчатки гусиной, пастушьей сумки, лист мать-и-мачехи, березы, трава герани луговой, василька лугового, вяжущие растения и др. К мембраностамилизаторам относятся многочисленные вяжущие растения – кровохлебка, кора дуба, горец змеиный, лапчатка прямостоячая, бадан, зверобой, шалфей и др.

Важным этапом фазы активации является привлечение лейкоцитов и клеток соединительной ткани в зону васкуляризации опухоли. Трескунов К. А. [1998] считал, что на миграцию нейтрофилов в очаг воспаления «сильнее всего действуют растения – «сорняки». По данным обработки результатов фитотерапии воспалений быстрее всего рассасывают инфильтраты лист лопуха, подорожника, трава донника лекарственного, лист березы, трава хвоща полевого, лист мать-и-мачехи и другие растения.

  1. Пролиферация эндотелиоцитов и формирование сосудистой почки

Экспрессию ангиогенных стимуляторов, в частности, VEGF, запускает перекись водорода, что определяет использование фенольных соединений как защиту от перекиси водорода и других активных форм кислорода.

Ингибированию роста и индукции апоптоза эндотелиоцитов опухолевых сосудов in vitro способствуют силибинин и искадор (экстракт омелы белой) [Корсун В.Ф., Корсун Е.В.,2012].

Наиболее важным и специфическим митогеном для эндотелиоцитов является семейство гликопротеинов VEGF (фактор роста сосудистого эпителия). Он также выступает в качестве антиaпоптотического фактора для новообразованного эндотелия. VEGF и другие факторы вызывают активацию покоящихся клеток посредством изменения уровня экспрессии целого ряда генов, ответственных за появление ангиогенной активности эндотелия. Ангиогенез начинается с расширения сосудов, вызываемого совместным действием VEGF и NO.

Так как семейство VEGF - фактор пролиферации, миграции эндотелиоцитов и формирование трубочко-подобных структур, то указанные растения могут оказывать действие на эти этапы ангиогенеза.

Недостатком изучения изолированных из растений соединений является обнаружение в эксперименте противоположных эффектов разных соединений. В то время как эффект суммарного извлечения у данного больного не может быть одновременно двойственным. В частности, гинзенозиды Rg1 и Re в противоположность гинзенозиду Rg3 обнаруживали способность, наоборот, усиливать пролиферацию эндотелиальных клеток пупочной вены, увеличивая плотность новообразованных сосудов. По этому свойству они даже превосходили фактор роста фибробластов (FGF). Определённый вклад в их ангиогенное действие вносило и усиление экспрессии генов, связанных с клеточной адгезией и миграцией (Yu L.C. и соавт., 2007).

В многочисленных экспериментальных исследованиях было показано, что эпигаллокатехин-3-галлат – компонент препарата Индигал - является эффективным ингибитором как самого фактора роста эндотелия сосудов VEGF, так и его рецептора VEGFR.

Блокирует ИЛ-8 зависимую пролиферацию эндотелиоцитов розмариновая кислота (базилик душистый, мелисса лекарственная, розмарин лекарственный, майоран, шалфей лекарственный, мята перечная, тимьян ползучий, черноголовка обыкновенная, виды растений рода чистец и др.).

Изучено влияние некоторых растений (сои и др.) на уровень эндостатина. Эндостатин - это C-терминальный фрагмент коллагена типа XVIII, эндогенный ингибитор ангиогенеза. Каждая молекула эндостатина содержит один атом цинка.

Некоторые антиангиогенные растения реализует свое действие за счет блокирования синтазы NO:

  • Гранат (катехины, антоцианы, другие флавоноиды)

  • Куркумин

  • Силибинин

  • Аллил изотиоцианат чеснока (B16F-10 меланома мышей)

Фермент ЦОГ-2 также стимулирует клеточную пролиферацию и образование VEGF. Подавляют ЦОГ-2 многие растения:

  • Солодка

  • Лабазник вязолистный

  • Эпигаллокатехин галлат

  • Ресвератрол

  • Гранат (катехины, антоцианы, другие флавоноиды)

  • Кверцетин

  • Силибинин

  • Имбирь, чеснок, куркумин

  • Женьшень, шлемник байкальский

  1. Миграция эндотелиальных клеток в ремоделированном ВКМ по направлению к опухоли

Формирование сосудистой почки связано с инвазивной миграцией эндотелиоцитов в процессе протеолитической реорганизации околоопухолевого внеклеточного матрикса. Интересно, что в нормальных клетках протеиназа катепсин В локализован в лизосомах, в то время как у метастазирующих клеток она встроена в мембрану и облегчает миграцию путем протеолиза ВКМ. Ингибируют секрецию матриксных металлопротеиназ клетками эндотелия силибинин, гиперицин зверобоя.

Подавляют инвазию в реконструированном внеклеточном матриксе (матригеле):

  • Аллил изотиоцианат чеснока (B16F-10 меланома мышей)

  • Гиперицин зверобоя

  • Изоликвиритигенин солодки (human prostate cancer cells DU145 and LNCaP)

  • Урсоловая кислота розмарина (human multiple myeloma cells, melanoma сells, breast cancer cells)

  • Гранат (катехины, антоцианы, другие флавоноиды)

Миграция эндотелия может происходить как с помощью протеиназ, так и в виде амебоидного движения (за счет актина, микротрубочек, сигнальных молекул, адапторных молекул).

Подавляют миграцию в реконструированном внеклеточном матриксе (матригеле):

  • Силибинин

  • Аллил изотиоцианат чеснока (B16F-10 меланома мышей)

  • Капсаицин перца чили

  • Эмодин ревеня пальчатого

  • Гиперицин зверобоя

  • Изоликвиритигенин солодки (human prostate cancer cells DU145 and LNCaP)

  • Сульфорафан брокколи (human prostate cancer cells.

  1. Формирование эпителиального тяжа

Мигрирующие по направлению к опухоли эндотелиальные клетки формируют эндотелиальный тяж, из которого впоследствии образуется капиллярная трубка

Блокируют формирование молекулярных трубок в матригеле:

  • Силибинин

  • Аллиин чеснока (модель CAM)

  • Аллил изотиоцианат чеснока (B16F-10 меланома мышей)

  • Капсаицин перца чили

  • Эмодин ревеня пальчатого

  • Гиперицин зверобоя

  • Гингерол имбиря

  • Ларицирезинол – лигнан семян льна посерного (DMBA-induced mammary carcinoma in rats and MCF-7 breast cancer xenografts in athymic mice)

  • Сульфорафан брокколи (human prostate cancer cells)

  • Урсоловая кислота розмарина

  • Алкалоиды катарантуса

  • Гранат (катехины, антоцианы, другие флавоноиды)

  • Витамин K2.

Для реализации фазы становления и поддержания жизнеспособности сосуда эндотелиальные клетки должны находиться в постоянном взаимодействии с факторами, активирующими сигнальные каскады, обеспечивающие выживаемость клеток и препятствующие их апоптотической гибели. Выживание эндотелиальных клеток прежде всего связано с действием сигнальных механизмов, запускаемых при взаимодействии VEGF со своим рецептором и Ang-1 с рецептором Tie-2. А значит, все выше перечисленные растения будут нарушать жизнеспособность сосудов опухоли.

Изофлавон сои генистеин ингибирует ангиогенез с помощью следующих механизмов:

  • торможение bFGF (Basic Fibroblast Growth Factor, основной фактор роста фибробластов), и VGEF- зависимой пролиферации, миграции эндотелиоцитов и образования микротрубочек;

  • ингибирование деградации внеклеточного матрикса путем подавления bFGF-индуцированной эндотеалиальной продукции активатора плазминогена (PA) и ингибитора активатора плазминогена (PAI);

  • подавление рецепторной активности тирозинкиназы для VGEF, EGF (Epidermal Growth Factor); и PDGF (Platelet-Derived Growth Factor).

Активность антиангиогенной активности генистеина была изначально

обнаружена в исследовании мочи здоровых японских добровольцев, которые употребляли традиционную богатую соей японскую пищу [Adlercreutz H.et al., 1991].

По данным Xinmei K. И соавт. (2009), суммарный экстракт сои оказывал антиангиогенный эффект на модели опухоли молочной железы in vivo, который проявлялся в снижении плотности микрососудов, снижением в плазме фактора VGEF, увеличение в плазме уровня эндостатина.

Нами разработан противоопухолевый растительный сбор «Фитонкор» из 16 растений [Корсун В.Ф., Трескунов К.А., Корсун Е.В., Мицконас А., 2007, 2015]. В его состав входят растения с антиангиогенными свойствами – мелисса, левзея и др. Наиболее эффективен сбор «Фитонкор» в качестве сопроводительного компонента при фитотерапии рака прямой кишки [Корсун В.Ф., Корсун Е.В., Калиниченко С.А., 2015] и рака молочной железы [2011]. Мелисса – источник розмариновой кислоты. Розмариновая кислота представляет водорастворимую смесь полифенольных соединений и объединена общим названием – фенилпропаноид [Куркин В.А.,1996]. Она оказывает антиангиогенное действие за счет способности снижать уровень внутриклеточных Н2О2-зависимых активных форм кислорода, экспрессию VGEF и ИЛ-8.

Таким образом, включение в схемы фитотерапии препаратов из растений – ингибиторов опухолевого ангиогенеза является патогенетически обоснованным. Применение специй, подавляющих образование сосудов опухоли (чили, куркума, имбирь, розмарин, майоран), пищевых растений (гранат и др.) в эксперименте способствовало предотвращению и/или лечению онкологических заболеваний и могут быть рекомендованы в комплексной фитопрофилактике и фитотерапии опухолей.

Литература

  1. Арушанян Э.Б. Системные и клеточные механизма противоопухолевой активности растительных адаптогенов// Вопросы онкологии. 2009. Т. 55. № 1. С. 15-23.

  2. Корсун В.Ф., Корсун Е.В. Отчёт о клинико-лабораторном изучении эффективности Фитонкора при проведении химиотерапии рака молочной железы. – М.: Институт фитотерапии, 2011. – 11 с.

  3. Корсун В.Ф., Корсун Е.В. О роли апоптоза в фитотерапии раковых заболеваний// Матер. научно-практ. конф. с международным участием «Сопроводительная фитотерапия в онкологии»/– М., 2012.- С. 125 – 130.

  4. Корсун В.Ф., Трескунов К.А., Корсун Е.В., Мицконас А. Клиническая фитотерапия в онкологии. – М., 2007, 2015. – 464 с.

  5. Куркин В.А. Фенилпропаноиды  – перспективные природные биологически активные соединения. Самара: СамГМУ, 1996.

  6. Луценко С.В., Фельдман Н.Б., Луценко Е.В., Быков В.А. Растительные флаволигнаны. Биологическая активность и терапевтический потенциал. - М. 2006. - 236 с.

  7. Соломко Э.Ш., Степанова Е.В., Абрамов М.Е., Барышников А.Ю., Личиницер М.Р. Ингибиторы ангиогенеза растительного происхождения: перспективы использования в клинической онкологии// Российский биотерапевтический журнал. № 4. Том 9. 2010.

  8. Трескунов К.А. Клиническая фитология и фитотерапия воспаления// Практ.фитотерапия. 1998. №3. С. 38-42.

  9. Adlercreutz H., Honjo H., Higashi A. et al. Urinary excretion of lignans and isoflavonoid phytoestrogens in Japanese men and women consuming a traditional Japanese diet//American Journal of Clinical Nutrition, vol. 54, no. 6, pp. 1093–1100, 1991.

  10. Ansó E.1, Zuazo A., Irigoyen M., Urdaci M.C., Rouzaut A., Martínez-Irujo J.J. Flavonoids inhibit hypoxia-induced vascular endothelial growth factor expression by a HIF-1 independent mechanism// Biochem Pharmacol. 2010 Jun 1;79(11):1600-9. doi: 10.1016/j.bcp.2010.02.004. Epub 2010 Feb 11.

  11. Kadioglu O., Seo E.J., Efferth T. (2013) Targeting Angiogenesis By Phytochemicals. Med. Aromat. Plants 2: 134. doi: 10.4172/2167-0412.1000134.

  12. Sato K, Mochizuki M, Saiki I, Yoo YC, Samukawa K, Azuma I: Inhibition of tumor angiogenesis and metastasis by a saponin of Panax ginseng, ginsenoside-Rb2// Chin Med (2007) 2: 6. doi:10.1186/1749-8546-2-6.

  13. Yu L.C., Chen S.C., Chang W.C. et al. Stability of angiogenic agents, ginsenoside Rg1 and Re, isolated from Panax ginseng in vitro and in vivo studies // Int. J. Pharm.—2007.—Vol. 328, № 2.—P. 168–176.

  14. Xinmei K., Shi J., Qingyuan Zh. Antitumor and antiangiogenic activity of soy phytoestrogen on 7,12-dimethylbenz[alpha]anthracene-induced mammary tumors following ovariectomy in Sprague-Dawley rats// J Food Sci. 2009 Sep;74(7):H237-42







перейти в каталог файлов
связь с админом