Главная страница

МОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АККАДСКОГО ЯЗЫКА. Исследование аккадского языка. Резюме леки осколок шумера в высокогорьях кавказа


Скачать 136.5 Kb.
НазваниеИсследование аккадского языка. Резюме леки осколок шумера в высокогорьях кавказа
АнкорМОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АККАДСКОГО ЯЗЫКА.doc
Дата11.10.2017
Размер136.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаМОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АККАДСКОГО ЯЗЫКА.doc
ТипИсследование
#26908

С этим файлом связано 23 файл(ов). Среди них: МОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АККАДСКОГО ЯЗЫКА.doc, основы лечения по сунне 1часть.doc, 3_Plan_marketinga.doc, MedBooks-Medknigi_Shapkhaev_E_G__Tsyrenov_V_Zh__Chebunina_E_I_Os, Gistologia_tsitologia_i_embriologia_Kratkiy_atlas_S_I_Yushkantse, Онкогенные-вирусы.ppt.ppt, laxky_yazyk.docx, Lechenie_chernym_tminom_i_maslom_chernogo_tmina.pdf и ещё 13 файл(а).
Показать все связанные файлы


МОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АККАДСКОГО ЯЗЫКА. РЕЗЮМЕ:

ЛЕКИ - ОСКОЛОК ШУМЕРА В ВЫСОКОГОРЬЯХ КАВКАЗА

Р. Омариева
С большим волнением подхожу к завершению своего маленького исследования аккадского языка, проведенного путем изучения так называемого Чикаго - ассирийского словаря, состоящего из 21 тома, и являющегося фундаментальной энциклопедией аккадской лексики. Хочу возвестить urbi et orbi –городу и миру - что нет больше загадки Шумеров, она разгадана. Идентифицирован и язык Шумеров, и этнос. Это потрясающее событие для меня в личном плане - думаю, мало кому, даже профессионально занимающемуся наукой, выпадает такая удача, и склоняюсь к мысли, что это было мое предназначение, миссия. Тезисы, на которых я абсолютно уверенно настаиваю, резюмируя свое исследование:

1. Аккадский язык не является семитским языком в том понимании, котором принято рассматривать термин «семитский» у лингвистов, то есть родственным арабскому или другим ближневосточным языкам.

2.Шумерский язык и аккадский язык не являются разными языками: это один единый язык, максимум – диалекты единого языка двух географических частей Шумеро-Аккадского царства, северной части – Аккада, и юга- Шумера.

3.Язык Шумеров и Аккадцев не является мертвым языком, исчезнувшим 1500 лет назад, и продолжает существовать в виде языка лакцев, одного из этносов Кавказа, Дагестана, - но может исчезнуть вследствие урбанизации и потери применения.

4.Версии лингвистов и историков об образовании языков этносов Дагестана вследствие распада единого праязыка примерно 3500 лет назад являются заблуждением. В обозримой ретроспективе это были самостоятельные этносы со своими собственными языками, которые входили в империю Месопотамии либо граничили с ней. Правильная расшифровка клинописных текстов Месопотамии прольет свет на идентификацию этих этносов, их связь с многочисленными племенами и народами Леванта и его империй.

Перехожу к защите тезиса 1.

В моей первой статье, напечатанной в «Вестнике академии ДНК--генеалогии» том 4, № 8, август 2011 года, очень краткой и благосклонно принятой Академиками, говорилось о неожиданных совпадениях в языке лакцев, одного из этносов высокогорной части Дагестана, и аккадском языке, обнаруженных мной при знакомстве с Чикаго - Ассирийским словарем. Словарь издавался группой ученых Чикагского университета, работа над ним длилась 90 лет, последний, 21-том вышел из печати в 2011 году. Статья была продолжена в следующем номере Вестника, том 4, № 9. Но лексические совпадения сопровождались абсолютной идентичностью топонимов крохотной Лакии в Дагестане и также очень красноречивой идентичностью личных имен, и особенно - неменяющихся столетия и тысячелетия родовых имен, таких как, Сюти (Suti - из сутиев), Къуте (Qute -из кутиев), Каччи (Kassi -из касситов), Маннан (Mannan - из Маннеев), Кишит1у (Kisitu- из города Киша), Оьргъу (Uruku - из Урука); Лукъучи (Luhus Nergal –одно из имен Нергала), Аьмми (Haammurapi Ammi saduk -Хаммурапи Аьмми прославленный, имя Хаммурапи), Мурачу (Murasu - документы, называемые «архивы Мурачу», найденные в Ниппуре); далее -Ахъушан ( Ahusan), Ишт1ара (Istar), Иникьали (Anahali), Кьап1уда (Hapuda), Нана-Гада (Nana-Gada) и другие. Весьма красноречивы личные имена, представленные в работе И .Гельба: Ahu-a-li (Ахъу-Аьли), A-hu-wa-li (Ахъу- Вали), A -lu-a-li (Аьллу-Аьли), A-gu-a-li (Акку-Аьли), A-li-u-da (Аьли-Уда), A-li-u-m-mi (Аьли-Оьмми), Asi-a-li (Гьажи- Аьли), ,A-li-li (Аьлил), A-bi-din (Аьбидин), A-bi-la (Гьабилла, A-bi-su (Гьапис), A-bi-a-mu-ti (Аьби-Амутти), A-u-da (Аьуда) , A-da-mu (Адам), A-gu-um-mi (Акку –Оьмми), Da-da-i-lum (Дадайлу), Da-ni-lum (Даниял), Is-ma-i-lum (Исмяил) , Ma-ma-tum (Мяммат1у), и много других имен. Практически все личные имена из работы И. Гельба (Glossary of old Akkadian, I.J. Gelb, Chicago, Illinois, 1957), относящиеся к разным периодам истории Месопотамии, оставят отзвук в душах и в сердцах народности лакцев. Они узнаваемы, хотя многие вышли из применения, и веет от них такой глубокой стариной. Родовое имя для человека, представителя родоплеменной общины, это своего рода пароль, паспорт. Поколение за поколением родовое имя сохраняет человеку его идентичность, принадлежность к роду, обычно - роду отца. Эти имена встречаются только у лакцев, в частности у кулинцев, и их аналоги перечисляются в работе Игнаца Гельба среди аккадских имен. В этом плане маленькая территория Лакии представляет собой некий заповедник древностей: все, что лакцам удалось сохранить за тысячелетия испытаний с потерей территорий, царств, богатств, положения – это очень сильно редуцированный язык и имена – личные и топонимы. О топонимике и личных именах и параллелях с аккадскими именами я написала в продолжении своей статьи в номере Вестника –том 4, № 11. Далее я расширила свое исследование сравнением лакского языка с одним из диалектов древнего арамейского языка, на котором говорят современные ассирийцы, языком сирияк. Этот анализ на основе онлайн - урока сирияк был напечатан в Вестнике том 5, № 3. В Вестнике этого, 2013 года - том 6, № 2 и том 6, № 4 мной уже представлен список из 400 слов, предназначенный специалистам - ассириологам для правильного толкования клинописных текстов. Составление словника будет продолжено, и я надеюсь включить в него первоначально не менее одной тысячи слов. Очевидно, что мое утверждение, что - аккадский язык является архаической формой языка народа лакцев в Дагестане, верно абсолютно и выдержит любую критику.

Тезис 2. Согласно моему исследованию, аккадский язык и шумерский язык – суть один язык одного народа и единой территории. Отличия между языком Аккада – северной, или верхней части Шумеро - Аккадского царства, и языком Шумера, южной частью, могли быть только диалектовые. Говорить о разных языках, шумерском и аккадском, это все равно, что делить, к примеру, русский язык на Московский и Новгородский языки. Шума-алу – название южной, более болотистой части территории царства Шумер и Аккад. Согласно историкам, со временем Аккад стал более оживленным центром царства, и Шумер превращался в забытую провинцию. События длились века и тысячелетия, и почерпнуть правду о происходивших событиях нам помогли бы, возможно, и правильно прочитанные клинописи. Пока они все не исчезли в очередном апокалиптическом пожаре, который раздувается на территории всего Ближнего востока и в который раз превращает в руины государства этой территории и уничтожает общества. Подвергаются риску уничтожения или банально разворовываются артефакты, древности из музеев.

Возвращаясь к теме: логически несостоятельной является конструкция, что Шумеры, будучи на несравнимо высоком уровне развития, владея знаниями и технологиями, повлиявшими на весь окружающий мир, - решили отказаться от своего языка и перейти на некий семитский язык аккадцев.

Некие семиты – аккадцы а) должны быть могущественны, завоевать и подчинить Шумер; б) должны иметь гораздо более высокий уровень знаний и технологий, чтобы подчиненный ими в войне либо культурной экспансией народ отказался от своего в пользу их языка. Или шумеры завоевывают, либо мирно воссоединяются с семитским аккадским народом и перенимают их язык, как например, ассирийцы переняли, будучи завоевателями, арамейский язык. Но тогда необходимо допустить, что шумеры столкнулись с народом настолько прогрессивней их, выше по развитию, что перешли на язык этого народа, а такими фактами наука не располагает, и говорит как раз о противоположном явлении, то есть о культурной экспансии Шумера на весь регион и далее на весь мир.

Профессор Лео Оппенхейм 20 лет посвятил написанию своего труда жизни, книги «Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации». В этой книге он пишет, что обширная империя – это сотни племен и народов, ее населяющих,- все говорили на аккадском языке. Владение аккадским языком было жизненной необходимостью, примерно такой же, как владение английским языком в Западном мире или владение русским языком представителями всех народов в России. Касаясь различий между шумерским и аккадским языками, Л. Оппенхейм приводит такой пример: если в Шумере говорили kar, то в Аккаде это же слово говорили, или писали, как karu. Так же из работ И. Гельба можно сделать вывод о размытости границ между аккадскими и шумерскими особенностями речи, из – за которой он делает предположение, что аккадцы - семиты изначально жили бок о бок с шумерами. Это предположение он делает, когда обнаруживает те черты языка, приписываемые учеными якобы более позднему, аккадскому варианту языка, обнаруживаются и в ранних шумерских текстах. Такого уровня различия несостоятельны даже для разделения языка на диалекты, не то, что на два разных языка. Изучая Чикаго-Ассирийский словарь, можно увидеть, что практически вся лексика отмечена шумерскими корнями, и редкое слово с предположительно семитскими корнями является просто ошибочной трактовкой. Современный лакский язык, если подходить подобным образом, можно раздробить на десятки языков, по одному в каждом горном селении, поскольку существуют различия в диалектах; но для письма применяется единая норма, Кумухский лакский язык. В основном различия касаются слов с шипящими звуками, а этих слов в языке много, язык вообще характеризовался русским исследователем Усларом, как «шипяще – свистящий». Если в селе Кули говорят щин- вода, чени – свет, то в Цовкра (Ц1ук1ул), напрмер, скажут: ссин, цени. Образуя множественное число слова, например, чул – сторона, ккул – ступа, в большинстве сел скажут чул-лу, ккул-лу, а в Хосрехе (Хъусращи) скажут: чул-ду, ккул–ду; в Чикаго – Ассирийском словаре такое словообразование определяют, как касситский говор. Обилие слов на шипящие звуки отражено в Чикаго ассирийском словаре наличием трех томов и пяти книг со словами, начинающимися на эти звуки: том 15 S, том 16 S tsade, том 17 из трех частей, S shin 1, S shin 2 , S shin 3. Звуки, передаваемые соответствующими клинописными знаками – с, сс, з, ж, ч, чч, ч1, ц, цц, ц1, ш, щ. Зачастую это один и тот же клинописный знак, и только контекст может определить, какой звук он отражает. Например, слово sin в зависимости от контекста может быть: шин (год), щин (вода), чин (сказать), ч1ин (насыпь), ччин (молотильная доска), жин (вам), зини (тесто для выпечки зиниччат1, пивного хлеба).

Напрашивается вывод, что в отношении якобы двуязычия Шумера, перешедшего со временем на один аккадский язык, все гораздо проще: и Аккад, и Шумер - названия только географических частей одной и той же страны с единым языком. Население делило страну на север и юг даже по климатическим особенностям: elalu (елалу) верхняя, возвышенная часть и saplialu (чяплиялу) – нижняя, болотистая часть.

Тезис 3 плавно следует из предыдущих двух: существует крохотный этнос лакцы, или леки, язык которых имеет единую с аккадским языком лексику и с легкостью отождествляется с аккадским языком, он жив. Пока жив, и может исчезнуть в течение еще считанных поколений. Лакцы - исчезающий этнос. Лакская молодежь покидает привычный ареал обитания в силу быстро меняющегося мира, стремительной урбанизации; усиливается тренд на выезд не только с территории своего горного района проживания, но и из Дагестана, с Кавказа, и далее – за пределы России, в ближнее и дальнее зарубежье. При этом даже в Дагестане городские семьи во втором поколении не владеют родным языком, это выросшие в городе молодые родители и их дети. Не владея языком, они становятся номинально лакцами, лишаясь последнего идентификационного маркера, вливаясь в котел глобализации некой обезличенной этнической субстанцией.

Сохранение этого языка имело бы не только просто культурное, но и прикладное значение для науки, в частности, так называемой ассириологии, которая имеет основным методом исследования язык и памятники древности на этом языке. Уже теперь, на самом начальном этапе экскурса в аккадский язык, обнажается любопытнейшая «архитектура» словообразования, становятся понятны некоторые словесные «окаменелости», имеющие интернациональное хождение, такие как Салам алейкум, например. В странах, принявших религию ислам, это приветствие и пожелание мира. Но этим - же выражением, несколько видоизмененным, пользуются христиане – ассирийцы (салама лак) и иудеи (шолом алейхем). То есть, к какой либо из религий это выражение не имеет отношение, хотя традиционно именно так воспринимается и считается. Выражение это является калькой с шумерского приветствия и пожелания мира salamu lequm, вошедшего в языки ближневосточных народов - и в арабский, и в арамейский, на диалекте которого говорят ассирийцы, и в иврит - язык иудеев. Красноречивым свидетельством вышеприведенного объяснения выражения salamu lequm, как заимствованного у шумеров приветствия, является наличие в языке сирияк, диалекте арамейского языка, на котором говорят ассирийцы, двух вариантов и форм этого приветствия. Приветствие на сирияк и выглядит так: shlama lukh, shlama lakh – «мира вам»; shlama umukh, shlama umakh – «мира между вами». В первом варианте слово lakh соответствует шумерскому, или аккадскому lequ, во втором варианте слово umakh соответствует шумеро – аккадскому umma (общество, община) в дательном падеже; либо это uma – «присутствующий, тот, который находится тут», тоже в дательном падеже, и возможно, второй вариант точнее.

Из Чикаго - ассирийского словаря: S, 89, salamu –«сущ.; дружеские связи, мир, союз».

L, 130 -147, lequ -толкование слова занимает без малого 17страниц и охватывает всевозможные виды человеческой деятельности, обозначая и имена, и определения, и действия. Обширность охватываемых словом понятий свидетельствует о применении слова шумерами для обозначения скорее граждан своей страны, территории, я не могу пока с определенностью сказать, что это этноним, имею в виду, на тот исторический период. Вероятнее всего - нет, хотя слово живо до наших дней именно как этноним, и в таком значении упоминается историками и географами с древнейших времен. Определение слова в Чикаго – ассирийском словаре: L, 132, «lequle-qu-u =ka-sa-du … Malku 1V 130». Лак. kasadu (кашаду, кашиду) – состоятельный в моральном, имущественном отношении, наделенный возможностями, властными полномочиями. L,147, «lequ…шумер. lu.ba.an.da.ri.bi: le-qu-su…». Смотрим теперь значение слова amurru A 2, 93, amurru (жен. amurritu) – «прил.; Аморит, т.е. относящийся к народу Амурру…u-ri URI = Ak-ka-du-u, a-ri URI = A-mur-ru-u, ti-la URI = Ur-tu-u…lu. erim. al. sig.x = Su-tu-ulu Mar.tu.ki = A-mu-ur-ru-umti-il-la URI =Ur-tu-u, gis.kal.su.an.na = Qu-tu-ulugal. Mar.tu =MIN (=sar-ru) A-mur-ri-i, sukkal. Mar.tu = suk-kal A-mur-ri-e…».Здесь перечисляются жители территории Шумера и Аккада – Akkadu (аккадцы), Amurru (амореи), Urtu (урии), Sutu (сутии), Qutu (кутии). Но термин leq в качестве этнонима, при всей обширности охватываемых им видов деятельности и значений, в словаре мной не найден. Мы видим, что наряду с аккадцами и уриями указаны, населяющие территорию этносы Амурру- они же Мярту, Сютии и Кутии. Вот собственно этнический костяк государства Шумер и Аккад, куда, несомненно, входили еще много племен, но этот костяк аккадо-, или шумеро - язычен, и именно их определял термин leq, становясь в дальнейшем определителем, этнонимом для сохранившихся остатков этих племен. Это мое предположение, я не претендую на истину в последней инстанции. Я филолог, и делаю выводы исходя из того факта, что язык названный шумерским, далее - семитским аккадским, суть один язык, имеющий в виде современного лакского языка сохранившуюся его форму, в сильно редуцированном виде и с неизбежными за тысячелетия изменениями, но притом - с потрясающе сохранившимся пластом базовой лексики. Речь не идет о той лексике, которая вошла и в местные, территориальные, так называемые семитские языки, как арабский, арамейский с его многочисленными диалектами, и также в индо - европейские языки, или же не только о ней. Речь идет о той базовой лексике, термины которой и определяют тот или иной язык, его скелет. То есть, если составить таблицу Сводеша из 207 слов для аккадского и лакского языков, в таблице будут одни и те же слова, за очень малым исключением.

Ближе к началу христианской эры - пусть историки уточнят это предположение - леки группируются, судя по старинной карте Месопотамии, на территории нынешней турецкой Анатолии, топонимика этой карты отражает чуть ли не современный Дагестан. Плотное заселение Анатолии связано, видимо, с интенсивным оттоком жителей Аккада и других городов: как отмечает средневековый историк Э. Ренан, с появлением еврейских купцов Аккад начал пустеть. И далее, оттесненные с этой территории другими племенами, появляются в государстве, образованном в начале новой эры – в Кавказской Албании. Леки, судя по всему, выступают в этом разноплеменном государственном образовании консолидирующим ядром. Для грузин, например, название Дагестана это издревле Leqeti, а горский танец с элементами акробатики, называемый ныне лезгинкой, lequri. И подобно названию Шумер, Албания и в этом случае - территориальное определение, возможно, принятое за пределами самой территории. По предположению российского востоковеда и кавказоведа Н.Я. Марра, слово «Албания», как и название «Дагестан», определяет гористую территорию, страну гор. То есть не было мифического и загадочно исчезнувшего племени албан, на языке которых говорили все остальные 26 племен, консолидировавшихся в единое государство. Языком Албании, то есть языком, принятым для межнационального общения разноязыких племен, может оказаться архаическая форма одного из языков современных кавказцев, или народностей горного Дагестана. Это покажет расшифровка албанских палимпсестов, найденных на Синае, язык которых, по определению ученых, близок к современному языку удин, народа, проживающего на территории современного Азербайджана.

Существуют многочисленные попытки трактовки истории Кавказкой Албании, как истории и государственности того или другого этноса. Это тюрки- азербайджанцы, ныне живущие на территориях Албании; лезгины, один из народов Дагестана, получившие свое название в позднейшие времена от «лек», «лекз», в связи с принадлежностью к государственности леков, и являющиеся настолько же леками, как мы, многочисленные народы России, являемся русскими. Официальной наукой эти попытки рассматриваются как несостоятельная фальсификация. Племена, которые входили в состав Кавказской Албании, по моему предположению, это современные горские этносы Дагестана, такие как 1.Аварцы, 2.Андийцы, 3.Ахвахцы, 4.Каратинцы, 5.Тиндалы, 6.Багулалы, 7.Чамалинцы, 8.Годоберинцы, 9. Ботлихцы, 10.Дидойцы, 11.Бежтинцы, 12.Гунзибцы, 13.Гинухцы, 14.Хваршины, 15.Даргицы, 16. Кубачинцы, 17.Кайтагцы, 18.Арчинцы, 10.Лезгины, 20. Лакцы, 21. Табасараны, 22. Рутульцы, 23.Цахуры, 24.Агулы, 25. Удины, живущие в Азербайджане. Вот примерно 25 племен из 26 упоминаемых географом Страбоном, еще одно племя, возможно, горский этнос за пределами Дагестана – на территории Грузии, например. Не углубляясь в политизированные и потому оспариваемые факты касательно границ либо этнического состава Албании, отмечу никем не оспариваемый факт вхождения в состав Албании совершенно друг друга не понимающих племен, с доказанной их принадлежностью к этносам Дагестана. В качестве языка для общения был принят, согласно историкам, язык одного из племен, язык гаргареев. Албания, как государственное образование, сформировалось к середине 1 века до н.э. Также не оспаривается принадлежность языка палимпсестов- письменных памятников Албании, найденных на Синае, к группе дагестанских языков. Таким образом, дагестанские этносы 2000 лет назад были, как и ныне, абсолютно разноязыкими, такими же останутся спустя тысячелетия, и такими были тысячелетия задолго до объединения в единое государство. Язык - наиболее важный фактор самосохранения, самоидентификации в меняющемся мире. Ассимилируясь, отказываясь от своего языка, человек как бы предает всех своих предков, всех своих богов, самого себя, фигурально самоуничтожается. - примерно так оценивается потеря языка в этнической среде горцев. Полагаю, что языки дагестанских этносов и письменные, и бесписьменные идут из глубины тысячелетий и заслуживают сохранения, бережного отношения. Л. Оппенхейм пишет, что, владея аккадским языком и ведя на нем документацию и переписку, племена Месопотамии могли на более позднем этапе развития письменности перейти к составлению текстов на родных языках; если это так, возможно, найдутся письменные памятники, понимаемые с помощью этих языков.

Мигрирующие племена леков всю свою историю несут с собой топонимы с прежних, родных и вынужденно оставленных территорий. Semaha (Шемаха), Habbalaka (Кабалака), современные населенные пункты на территории Азербайджана, и бывших территорий Кавказской Албании, оказались также родом из Шумера, Месопотамии. S shin 1, 288, samahu «сущ.; (вид муки?); e-se (e-se-a) A.TIR = sasku, sa-ma-husamahu A –«гл.; 1. буйно расти, процветать, 2.цвести, достигая чрезвычайной красоты и роста… hi-li-ib NAGA = nahu, sa-ma-huhi.li = su-mu-hu, sa-ma-huina sa-ma-hi-ia, ina e-le-si-ia…». Лак. ese, esea (х1ач1е, х1ач1ея) – напиток; sasku (ч1ач1а) - вид хмельного напитка; hilibu, hili (гъилибу, гъили)- согревающий, теплый; nahu (нах1у) – вкусный; ina samahiia, ina elesiia (ина шамахи ия, ина элец1и ия (ты хмельной напиток, ты сладость) – похоже, цитируется любовная лирика. Смысл слова понятен, но в цитируемых текстах упоминаются территории под одноименным названием в окрестностях Ниневии, возможно, поэтому слово также стало частью личных имен. И лакские мужские имена Samhal, Samhala (Щамхал, Шамхала) образованы от территориального названия Samaha.

A 2, 94, amurru, «…ana a-mur-ri-en sa GN habbulaku…» Лак. вана амуриен сса ГН… кьабулаку- вот аморейское ГН (географическое название)…кабулаку. То есть в цитируемом тексте ссылка на географическое название, и частью его, продолжением идет слово habbulaku.

Терминами, образованными от корня leq, изобилует весь словарь и в частности, приведенные для толкования цитаты. Такие слова, как lequsu (леккучу) - лакец, leqajatu (леккаяту) – с территории лакцев, leqeam (леккеям) – лакцам, ilqu (илку) – народ, население, ilsi (илчи) – глас народа (так называется современная газета лакцев) - являются обычными терминами, присутствующими в лакском языке для обозначения понятий, связанных с самоназванием лакцев.

Слова, означающие отца, родителя во многих языках- ata, abu, арабские отчества ibn, bint восходят к шумеро – аккадскому banu (B, 83, banu A) и к его производным. Лакские babba (,баба) – мама, amu (аму) – бабушка, имена женские Amu, Ata, Baniatu, Bani, Ummu, Ammu (Аму, Ат1а, Баният, Бани, Умму, Амму) имеют происхождение от этого же слова.

Весьма интересна «архитектура» слов saharru, kurku, kissuratu.

Слово saharru из Чикаго – ассирийского словаря и слово лакского языка sahar (чагъар) – письмо, послание; бумага.

(S shin 1, 80) «…gi.sa.har = sa-har-rugi.sa.har.du…»- Ки.са.хар.ду = чахарру, то есть высказанные, отраженные на глине строки слов. Эти письма везли сопровождающие торговый или иной груз, списки товара для предъявления получателю груза. В дальнейшем слово стало обозначать как письмо, послание, так и бумагу для письма и вообще бумагу, и в таком смысле продолжает жить в языке.

Слово из Чикаго – ассирийского словаря kurku и слово из лакского языка kurk, kuruk (кьуркь, кьурукь) – журавль.

K, 561, kurku «…hu.ru.ug = hu-ru-gu = kur-ku-u…».Hu.ru.ug (хъуру-ук) –птица, издающая звук «хъур», далее превратилось в «кьур-ук» и затем в «кьурукь». Слово переведено как «гусь», но для обозначения гуся в Чикаго – ассирийском словаре тоже есть слово, оставшееся не истолкованным: H, 166, hazu (hasu) – «сущ.; (птица)». Лак. hazu, hazi (къаз, къази) – гусь.

Слово kissuratu –K, 433, «сущ.; …gi.i.lu BALAG.DI =ki-is-su-ra-tum…(флейта)…». Слово взято в скобки, как в случаях предположительного толкования, поскольку авторы словаря не определили слово kissa, kissuru (к1исса, к1иссуру или к1исри) - палец, пальцы. Balag di kissuratum (балак т1и к1иссуратум) – «поющая, озвучиваемая пальцем», флейта.

Слова, знакомые всем ассириологам, такие как lisanu (лишан), tuppu (т1уббу), Malku sarru (Малку чарру), puhru (пухъру) - имеют простое и ясное токование на лакском языке.

L, 209, lisanu – «сущ.; …4. язык, технический язык, специальный язык или диалект; персона, национальность, говорящие на (иностранном) языке…». Лак. lisanu (лишан) – знак, символ. Так назывались клинописные знаки, придуманные для записи и передачи речевых сообщений, и слово перешло во многие территориальные языки и в некоторых языках стало обозначать также физиологический орган речи, язык. В самом же шумеро – аккадском языке для обозначения органа речи, языка, существует другое слово – maz, maziru (маз, мазру) - язык, языки. В современной лакской лексике слово это применяется для обозначения словесного языка, речи и языка - физиологического органа речи.

T-2, 129, tuppu A (tuppu) – «сущ.; 1. (надписанная) табличка (из глины, реже из других материалов), 2. доска, плоская поверхность, 3. надпись…tup-pu-susasqilsutup-pa-am sesiama…». Лак. tum (т1ум) – говорить, tubbu (т1уббу) – сказанное, высказанное, например, na si tubba (на ци т1уба) – «что мне говорить». Вот это высказанное tubbu, записывал на глиняной табличке tubbusu (т1убучу) – писарь, sasqilsu (чич к1улчу) – умеющий писать, tubbam sesiama (т1уббам чечияма) – записывающий высказанное, речь. От слова tum -говорить,- образованы слова, вошедшие и в другие языки tabtaru (таптар) – запись, документ и kitabu (китаб) – книга, последнее есть в хинди и в сирийских диалектах арамейского языка.

Выражение Malku sarru (Малку чарру), являющееся названием шумеро - аккадского толкового словаря синонимов, и означает буквально искусная, правильная речь.

M1, 166, malkatu A – «сущ.; королева…mal-ka-tum, sa-nu-ka-tum = sar-ra-tum, Malku…».Все три слова имеют в составе –tum, слова характеризуют речь.

M1, 166, malkatu B (malikatu) –«сущ.; (титул Иштар)…Innin galga sud …= ma-li-qa-tu…».Лак. слово сохранилось в виде женского имени Malikatu (Маликат) и мужского имени Malik (Малик), также про искусного в речи человека говорится, что говорит он, как malaik (малаик). Шумерское слово из пояснения galga (гъалгъа) означает речь.

M1, 166, malku A (maliku) – «сущ.; король, (иностранный) правитель…urmah =ma-al-kuma-al-ku, ma-li-ku, lu-li-mu, pa-rak-ku, e-tel-lum = sar-ru Malku… ma-li-ku = sar-ru…». Слово urmah (урмакъ) существует в лакском языке, и видимо, оно означает меткое, острое слово (в лакском языке много слов, ограниченно применяемых в речи, конкретного значения и происхождения которых никто не знает, этимология потеряна). Остальные слова все также имеют отношение к характеристике речи, sarru (чарру) – речь; говорим, изрекаем.

Следующее слово- puhru, также широко известное ассириологам, как «ассамблея», «совет».

P, 485, puhru – «сущ.; 1.ассамблея, совет, коллегия, контингент, армия, группа, 2. все количество, все… ki-sa-al = KISAL, .ki-sal-lu (…) KISAL = pu-uh-rumsi-pa-ri = pu-uh-ruum-ma-nu = pu-hursi-bu-tum = pu-uh-ru…E. Malku…». Лак. pu, puhru – (ппу, ппухъру) – отец, отцы, старец, старцы. Становится очевидным, что слово pu в современном лакском языке является редуцированной формой слова puhur, об этом свидетельствует сохранившаяся форма множественного числа puhru. KISAL, kisallu =puhrum (к1и зал, к1и залу) – Отец небесный, Всевышний. То есть слово применялось для обозначения богов либо обожествляемых предков. sibari = puhru…Лак. sibarku (чибарк1) – мужская часть населения, племени. …ummanu = puhursibutum = puhru… Здесь слова ummanu, sibutum характеризуют puhru как основателей рода, племени, прародителей. Очевидно, что заблуждение авторов словаря в трактовке слова объяснимо, слово означает действующих лиц ассамблей, советов, а не само мероприятие. Примеры речи: …ana pu-hu-ur DUMU.MES. Jamina assum temisunu leqem aspur (…вана пухъур Ямина аьщум т1емичуну леккем ачбур) – …вот старец Ямина по делу сватовства к лекам отправился). В словаре имя Jamina трактуется, как Benjamen, но у лакцев сущестует отдельно аналог этого имени – Bumijamin (Буниямин).

Приводя слова из Чикаго – Ассирийского словаря, я для научной достоверности излагаю ту интерпретацию слова, которая присутствует в словаре, она в тексте в пределах кавычек. Очевиден контраст между толкованием в словаре и правильной версией перевода, я об этом говорила в предыдущих статьях. К этому можно относиться снисходительно, с пониманием, с учетом предельной сложности задачи, которую поставили перед собой составители словаря. Мое преимущество в том, что я носитель того языка, каким стал на сегодняшний день язык Шумеров и Аккадцев, - лакского языка.

Завершая, дополню свой рассказ образом: Найдены развалины огромного здания, с множеством помещений, построенного нашими далекими предками. Время поработало над ним, нет уцелевших стен, даже некоторые кирпичи истерты в пыль. Но найдены там - же чертежи, планы помещений и этажей, оставленные древними строителями; правда, и они тоже плохо уцелели и частично утерялись, но по ним видно, что здание прекрасно. Собрались зодчие, каменщики, и много лет подряд пытаются отстроить прекрасное здание, но то и дело, приходится разбирать отстроенные стены и строить по новой – не соответствуют чертежи и планы, здание может разрушиться. Наконец, много лет спустя, зодчие радостно возглашают об отстроенном здании. Стоит оно, но нет в нем красоты, нет гармонии, и ветер сквозняком воет в пустых помещениях…Любопытный бродяга, проходя однажды по помещениям отстроенного здания, находит, благодаря своему любопытству, – некий шифр, пояснение для пользования чертежами. Но каменщиков нет, зодчих нет, и если даже они вернутся, вряд ли будут слушать бродягу (на этот раз в роли бродяги выступаю я).
Использованные материалы и литература:

The Assyrian dictionary, volume 1 A, part 1, Chicago, Illinois, 1964

The Assyrian dictionary, volume 1 A, part 2, Chicago, Illinois, 1968

The Assyrian dictionary, volume 2 B, Chicago, Illinois, 1965

The Assyrian dictionary, volume 3 D, Chicago 37, Illinois, 1959

The Assyrian dictionary, volume 4 E, Chicago, Illinois, 1958

The Assyrian dictionary, volume 5 G, Chicago, Illinois, 1956

The Assyrian dictionary, volume 6 H, Chicago 37, Illinois, 1956

The Assyrian dictionary, volume 7 I and J, Chicago, Illinois, 1960

The Assyrian dictionary, volume 8 K, Chicago, Illinois, 1971

The Assyrian dictionary, volume 9 L, Chicago, Illinois, 1973

The Assyrian dictionary, volume 10 M, part 1, Chicago, Illinois, 1977

The Assyrian dictionary, volume 10 M, part 2, Chicago, Illinois, 1977

The Assyrian dictionary, volume 11 N, part 1, Chicago, Illinois, 1980

The Assyrian dictionary, volume 11 N, part 2, Chicago, Illinois, 1980

The Assyrian dictionary, volume 12 P, Chicago, Illinois, 2005

The Assyrian dictionary, volume 13 Q, Chicago, Illinois, 1982

The Assyrian dictionary, volume 14 R, Chicago, Illinois, 1999

The Assyrian dictionary, volume 15 S, Chicago, Illinois, 1984

The Assyrian dictionary, volume 16 S tsade, Chicago, Illinois, 1962

The Assyrian dictionary, volume 17 S shin, part 1, Chicago, Illinois, 1989

The Assyrian dictionary, volume 17 S shin, part 2, Chicago, Illinois, 1992

The Assyrian dictionary, volume 17 S shin, part 3, Chicago, Illinois, 1992

The Assyrian dictionary, volume 18 T, Chicago, Illinois, 2006

The Assyrian dictionary, volume 19 T, Chicago, Illinois, 2006

The Assyrian dictionary, volume 20 U and W, Chicago, Illinois, 2010

The Assyrian dictionary, volume 21 Z, Chicago, Illinois, 1961

Old Akkadian writing and grammar, I.J. Gelb, Chicago, Illinois, 1952

Glossary of old Akkadian, I.J. Gelb, Chicago, Illinois, 1957
перейти в каталог файлов